Корпоративный договор

scusi0-9/ .com

Корпоративный договор нацелен на урегулирование возможностей реализации корпоративных прав участников хозяйствующих субъектов исходя из их интересов, в том числе экономических. Заключать подобные соглашения можно было и до нормативного закрепления этого института, руководствуясь принципом свободы договора (п. 10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 марта 2010 г. № 135). Участники гражданского оборота пользовались такой возможностью, ведь корпоративный договор является достаточно эффективным инструментом корпоративного управления. Тем не менее появление уже около 10 лет назад соответствующего законодательного регулирования спровоцировало как усиление теоретических дискуссий, например о правовой природе такого договора, не утихающих по сей день, так и обострение вопросов применения корпоративного договора на практике, отдельные из которых рассмотрим подробнее.

О сущности корпоративного договора

Участники хозяйственного общества, как все, так и только некоторые из них, вправе заключить между собой корпоративный договор об осуществлении своих корпоративных прав (договор об осуществлении прав участников ООО, акционерное соглашение). Таким договором они могут установить обязанности, например:

  • голосовать определенным образом на общем собрании участников общества;
  • согласованно осуществлять иные управленческие действия;
  • приобретать или отчуждать доли в уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении тех или иных обстоятельств;
  • воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств (п. 1 ст. 67.2 Гражданского кодекса).

Нормы о корпоративном договоре применяются еще с 2009 года, однако по вопросу о правовой сущности такого договора до сих пор нет единого мнения. На это указал управляющий партнер WhiteStandart, практикующий юрист, лектор корпоративного института ПАО «Газпром», к. ю. н. Алексей Голощапов на состоявшемся конгрессе «Корпоративное управление: правовые аспекты 2018 Осень», организованном агентством «АСЭРГРУПП». Спорят в юридической литературе по поводу того, является ли корпоративный договор самостоятельным институтом корпоративного права как такового или же представляет собой общехозяйственную, «ординарную» обязательственную сделку. Обоснования есть у сторонников обоих подходов, но в любом случае сущность корпоративного договора, как отметил эксперт, раскрывается через его предмет. Алексей Голощапов пояснил, что предметом корпоративного договора является регламентация порядка реализации корпоративных прав участников общества. А к одному из преимуществ корпоративного договора можно отнести как раз широту его предмета: это обеспечивает возможность гибко управлять деятельностью юрлица. В любом случае стоит учитывать, что исходя из положений ст. 67.2, подп. 1 п. 3 ст. 307.1 ГК РФ, а также «гражданско-правовой природы корпоративного договора», как отмечается в судебной практике, к спорам, связанным с корпоративными договорами, применяются общие положения об обязательствах (п. 4 рекомендаций научно-консультативного совета при арбитражном суде Уральского округа от 10 июня 2015 г.).

Напомним, что изначально нормы о корпоративном договоре появились только в п. 3 ст. 8 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО) и ст. 32.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) и начали действовать с 1 июля и 8 июня 2009 года соответственно. В ГК РФ статья о корпоративном договоре появилась только в 2014 году в рамках реформы корпоративного законодательства (подп. «е» п. 24 ст. 1 Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»).

Важно отметить, что корпоративный договор, по общему правилу, конфиденциален. С уставом общества, например, вправе по требованию ознакомиться участник ООО или акционер, аудитор или любое заинтересованное лицо (п. 3 ст. 12 Закона об ООО, п. 4 ст. 11 Закона об АО). А раскрывать содержание корпоративного договора не требуется, нужно только уведомить общество о факте его заключения (п. 4 ст. 67.2 ГК РФ, п. 3 ст. 8 Закона об ООО, п. 4.1 ст. 32.1 Закона об АО).

Правила о корпоративном договоре применяются также к допускаемым законом соглашениям между участниками общества и третьими лицами, согласно которым участники обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц (п. 9 ст. 67.2 ГК РФ).

Какие положения не стоит включать в корпоративный договор?

Прежде всего корпоративный договор в силу прямого указания закона не может под риском ничтожности обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, определять структуру органов общества и их компетенцию. Но в корпоративном договоре можно установить обязанность его сторон проголосовать на общем собрании участников общества за включение в устав положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию, если законом допускается изменение структуры и компетенции этих органов (п. 2 ст. 67.2 ГК РФ). Речь идет о послаблениях для участников непубличных обществ. Они могут единогласно включить в устав положения, например, о передаче на рассмотрение коллегиального органа управления общества или коллегиального исполнительного органа некоторых вопросов, отнесенных законом к компетенции общего собрания, об отказе от создания коллегиального исполнительного органа, если его функции осуществляются коллегиальным органом управления, о передаче единоличному исполнительному органу общества функций коллегиального исполнительного органа, об отсутствии в обществе ревизионной комиссии и некоторые другие (п. 3 ст. 66.3 ГК РФ). Если все участники общества являются сторонами корпоративного договора, то они могут в нем закрепить положения, обозначенные в п. 3 ст. 66.3 ГК РФ, при условии необязательности их определения в уставе согласно закону (п. 4 ст. 66.3 ГК РФ).

Отдельные положения корпоративных договоров могут признаваться недействительными судами. Так, младший юрисконсульт ООО «Центр корпоративного права» Ирина Карева обратила внимание на то, что недействительными на практике признаются, в частности, условия корпоративных договоров:

  • изменяющие установленный законом порядок голосования (кворум) для принятия решений общим собранием участников общества (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2014 г. № 09АП-640/14 по делу № А40-97313/2013). Кроме того, суд указал, что предусмотренный договором между участниками ООО порядок распределения прибыли не соответствовал ни уставу, ни закону, а именно ст. 28 Закона об ООО, что создавало риск причинения ущерба самому обществу. Между тем положения корпоративного договора, заметил суд, должны затрагивать только права и обязанности самих участников и не могут причинять вред обществу или третьим лицам;
  • чрезмерно ограничивающие возможности распоряжения долями (постановление арбитражного суда Дальневосточного округа от 14 августа 2015 г. № Ф03-2872/15 по делу № А24-4503/2014). В указанном деле корпоративный договор устанавливал обязанность участников не распоряжаться своими долями (продажа, дарение, мена, залог и т. п.), в том числе в случае поступления адресной или публичной оферты, без предварительного согласования со всеми участниками договора. Суд решил, что такой запрет устанавливаться не может, так как не содержит указания на обстоятельства, до наступления которых стороны приняли на себя обязательства не распоряжаться своими долями без согласования с участниками общества. Иными словами, подчеркнула эксперт, суды негативно относятся к безусловному по длительности ограничению права на распоряжение долями.

Интересно, что в отношении реализации права на выход из общества посредством отчуждения ему доли в практике существует позиция, допускающая установление корпоративным договором запрета на выход из состава участников общества (постановление арбитражного суда Уральского округа от 11 декабря 2015 г. № Ф09-8712/15 по делу № А60-12804/2015). В этом деле суд сослался на принцип свободы договора и установил, что истец не был ограничен в возможности повлиять на содержание договора, добровольно подписал все согласованные условия. Истец указывал на нарушение ст. 26 Закона об ООО, полагая, что право на выход участника из общества может быть разрешено только одним корпоративным документом – уставом и не может регулироваться иными соглашениями участников общества. Суд, однако, счел, что самостоятельное принятие на себя участниками общества ограничений, оговоренных в совместном соглашении и прямо допускаемых законом, не может само по себе служить основанием для признания такого соглашения недействительным. А в п. 1 ст. 26 Закона об ООО закрепляется, что участник вправе выйти из общества путем отчуждения ему доли независимо от согласия других участников или общества, если это предусмотрено уставом. Устав общества, о котором в деле шла речь, устанавливал запрет на выход участников из общества путем отчуждения доли организации, что, согласно позиции суда, соответствует закону и может быть, следовательно, определено и корпоративным договором.

Ответственность за нарушение корпоративного договора: неустойка и понуждение к исполнению в натуре

Последствия нарушения условий корпоративного договора стороны могут определить прежде всего самим договором, в частности, в виде неустойки. Алексей Голощапов указал на то, что с неустойкой связан риск возможности ее снижения судом на основании ст. 333 ГК РФ, но особенно актуально это было до 2015 года – пока в ГК РФ не внесли поправки о необходимости наличия заявления должника. Сейчас неустойку суд может снизить, если должником является субъект предпринимательской деятельности, только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика и только в исключительных случаях при наличии соответствующей мотивировки, что значительно уменьшает риски необоснованного снижения (п. 1-2 ст. 333 ГК РФ, п. 71, п. 77 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»). Ирина Карева подчеркнула, что суды при отсутствии явной несоразмерности неустойки часто отклоняют доводы о снижении ее размера, согласованного в корпоративном договоре, в соответствии со ст. 333 ГК РФ (постановление арбитражного суда Московского округа от 4 апреля 2017 г. № Ф05-7372/13 по делу № А40-65834/11, постановление арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 июня 2016 г. № Ф04-2554/2016 по делу № А45-12277/2015).

Может ли условиями корпоративного договора быть предусмотрено право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из участников? Узнайте ответ в «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Эксперт также обратила внимание на то, что несмотря на отсутствие в гражданском законодательстве прямого указания на возможность понуждения к исполнению корпоративного договора в натуре, в судебной практике существует подход, согласно которому к такому договору применяются соответствующие общие правила гражданского законодательства (ст. 396 ГК РФ). Так, арбитражный суд Ставропольского края решением от 19 января 2015 г. по делу № А63-9751/2014 удовлетворил требования истца о понуждении ответчика – участника корпоративного соглашения к исполнению обязательств по корпоративному договору в натуре, а именно об обязании ответчика выкупить акции истца ввиду наступления определенных обстоятельств (недостижение определенных договором ключевых показателей по проекту). Еще в одном деле, например, соглашением об осуществлении прав участников ООО предусматривалось, что «головная компания» (истец) наделяется правом преимущественной покупки долей «основателей», одним из которых являлся ответчик. Договор устанавливал, как именно должен был осуществляться акцепт оферты о выкупе доли: путем подписания договора купли-продажи в определенной нотариальной конторе в присутствии нотариуса. Ответчик отказался от заключения договора, на назначенную встречу не явился. Суд первой инстанции, решение которого поддержали апелляционный и кассационный суды, обязал ответчика заключить с истцом договор купли-продажи доли во исполнение корпоративного договора (решение Арбитражного суда г. Москвы от 22 февраля 2018 г. по делу № А40-217225/2016).

Перспективы законодательного регулирования

Алексей Голощапов напомнил, что в законодательство могут внести изменения, направленные на обеспечение прав участников корпоративных договоров в части оспаривания сделок, заключенных другой(ими) стороной(ами) договора в его нарушение. С этой целью предлагается закрепить механизм внесения в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юрлиц, ИП и иных субъектов экономической деятельности (ЕФРС) информации об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором. Законопроект, содержащий соответствующие положения, Госдума приняла в первом чтении еще в апреле текущего года.

Поправки планируется внести в ст. 7.1 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Правом на внесение в ЕФРС сведений об ограничениях, связанных с корпоративным договором, будут наделены, в случае принятия законопроекта, участники такого договора. В пояснительной записке к документу отмечается, что в настоящее время защита прав участников корпоративного договора путем признания сделок, заключенных в нарушение корпоративного договора, недействительными, фактически заблокирована, поскольку в соответствии с п. 4 ст. 67.2 ГК РФ раскрытие содержания корпоративного договора не требуется, а в случае заключения корпоративного договора участниками непубличного общества его содержание является конфиденциальным. Предлагаемый законопроектом механизм, по замыслу инициаторов, позволит эту ситуацию исправить. Сейчас сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором (п. 6 ст. 67.2 ГК РФ). Алексей Голощапов пояснил, что внесение сведений об ограничениях по договору в реестр, по общему правилу, будет формировать презумпцию осведомленности о них третьих лиц. Следовательно, оспаривать сделки станет проще.

Добавим, однако, что в обозначенном законопроекте преимущественно речь идет о другом, а именно об урегулировании упрощенной процедуры банкротства граждан, о чем ГАРАНТ.РУ писал ранее.

***

Таким образом, несмотря на высказываемые в юридической литературе различные суждения о правовой природе корпоративного договора, практика показывает, что к нему применяются общие положения об обязательствах. Так, договором можно устанавливать неустойку, требовать понуждения к исполнению договора в натуре. Вместе с тем, в корпоративный договор, учитывая те же общие положения гражданского законодательства, например, п. 2 ст. 9 ГК РФ, некоторые положения включать не стоит. Речь идет, в частности, об условиях, чрезмерно ограничивающих возможности распоряжения долями (акциями) и изменяющих установленный законом порядок принятия решений общим собранием участников общества.

Энциклопедия МИП » Гражданское право » Юр. лица » Корпоративный договор

Корпоративный договор необходим для нормального функционирования хозяйствующих субъектов.

Корпоративный договор пришел в отечественную юриспруденцию из западного права. Он необходим для нормального функционирования хозяйствующих субъектов.

Понятие корпоративного договора

Понятие и правовая природа корпоративного договора представляет собой соглашение, где все участники приходят к единому согласованному порядку, по которому происходит регулирование корпоративных прав.

В связи с этим важно отметить следующие особенности его заключения, применения, а также содержания:

  • заключение происходит на договорных началах;
  • участниками такого соглашения могут быть все или определенная часть коллектива;
  • для реализации прав внутри соглашения оговариваются конкретные действия, направленные на достижение вышеуказанной цели;
  • в обязательном порядке необходимо уведомлять о таком соглашении общество;
  • в подписании могут участвовать третьи лица;
  • в судебном порядке могут быть оспорены решения органов субъекта, которые идут в разрез данному соглашению, если порядок реализации прав и выполнения обязанностей в нем оговорен;
  • предусматривается возможность более широкой трактовки вопросов, регулирование которых было обобщено уставами в обществах.

Предмет и функции корпоративного договора

Предмет договора изучает порядок осуществления участниками своих корпоративных прав и обязанностей.

Разграничивают корпоративные и имущественные права участника юридического лица.

Важно учесть, что корпоративный договор не есть документ, благодаря которому возникают какие-то новые права участников, несуществующие до приятия этого соглашения. Все они заранее определены уставом и законом.

Данный договор предписывает порядок их реализации определенным способом. Имущественное (вещное) право в таком соглашении касается распоряжением акциями, правом приобретения и продажи. Исходя из этого, корпоративный договор определяет зависимость сторон:

  • акционер может потребовать продать ему акции по оговоренной цене при определенных обстоятельствах. Чтобы была возможность у акционера реализовать это право, соответственно, предписывается и обязанность другого лица продать акции такому человеку;
  • акционер имеет право потребовать купить его акции по оговоренной цене и при определенных обстоятельствах. Соответственно, у другого лица возникает обязанность приобрести их на условиях, указанных выше;
  • акционер, владеющий малым пакетом акций, который не позволяет ему напрямую участвовать в управлении юридическим лицом, имеет право реализовать свои акции по той же, цене, по которой продает их мажоритарий.

При этом если лицо имеет желание приобрести ценные бумаги у акционера, который владеет большим пакетом акций, дающим ему право напрямую участвовать в управлении, тогда он обязан будет приобрести их по той же цене, как и у миноритария.

Корпоративный договор юридического лица может определить правила участия миноритариев в «единой команде» во внутренних вопросах управления. Как следствие, это также касается внешних хозяйственных отношений.

Договор может содержать в себе обязанности участников, подписавших его: голосовать на собрании определенным образом, покупать или продавать акции и т.д.

Корпоративный договор юридического лица выполняет свою основную функцию – корпоративное управление. В данном смысле этот документ выступает своеобразным инструментом.

Кроме того, благодаря ему, повышается уровень корпоративного контроля. Договор осуществляет регулирование, в том числе, в тупиковых ситуациях, не позволяет допустить блокировки деятельности юридического лица.

Ограничения предмета корпоративного договора:

  • Он не может противоречить требованиям действующего законодательства.
  • Указания органов управления в части голосования не могут быть обязательными для участников.
  • Общество не может выступать стороной данного соглашения.
  • Корпоративный договор создает механизм реализации прав и обязанностей только для лиц, подписавших его, и не создает обязанностей для всех остальных.
  • Размер дивидендов также находится за рамками данного соглашения.

Порядок заключения корпоративного договора. Соглашения между участниками и иными лицами

Корпоративный договор принимается между участниками, их частью и третьими лицами, как правило, в начале деятельности юридического лица путем голосования сторон.

Но не обязательно заключать данное соглашение сразу после регистрации общества. В процессе деятельности может сложиться ситуация, которая «подтолкнет» к необходимости его принятия.

Во избежание тупиковых ситуаций, может быть предписана необходимость в реорганизации общества путем разделения или выделения, введение в совет директоров «независимого» лица и т.д.

Содержание такого соглашения может быть расширено по необходимости. Письменная форма его заключения обязательна, он должен быть подписан всеми сторонами.

Составление такого документа не терпит суеты, в нем надо учесть возможность возникновения конфликтных ситуаций и пути их предотвращения.

Третьи лица могут стать стороной соглашения при определенных обстоятельствах. Так, кредиторы общества могут быть участниками такого соглашения в силу финансовых интересов.

Цель привлечения кредиторов в качестве стороны договора — обеспечение их интересов. Это же касается и залогодержателей. В таком случае в соглашении решаются вопросы реализации участниками своих прав предписанным образом (например, принятие определенного решения путем голосования).

Потенциальные покупатели акций (долей) также могут выступать в качестве стороны корпоративного договора

Последствия нарушения корпоративного договора

С целью обеспечения выполнения условий соглашения, участники договариваются о санкциях, налагаемых на нарушителя (возмещение убытков, взыскание неустойки, выплата компенсации, банковская гарантия).

Последствиями нарушения договора как раз и могут стать взыскание неустойки, выплата компенсации, возмещение убытков.

В судебной практике часто встречаются случаи частичного удовлетворения или неудовлетворения требований за счет данных обеспечительных мер.

Это происходит, из-за того, что признаки причинения материальных убытков мало проявлены и трудно доказуемы, или из-за изначально большой суммы финансовой санкции, предусмотренной в договоре, несоизмеримой с потерями или последствиями нарушения соглашения стороной и т.д.

Условия корпоративного договора могут предполагать более ощутимые последствия: по требованию одного участника суд может признать сделку, которая нарушает договор, недействительной или лишить нарушителя права голоса на внеочередном общем собрании.

При наличии достаточных оснований, виноватая сторона может даже потерять право на долю в уставном капитале. Одной из наиболее жестких мер может быть решение о переходе доли одного участника в залог к другому. Такие виды санкций подстегнут стороны к дисциплине.

Цели, которые можно достичь путем заключения корпоративного договора

Подытоживая вышеизложенное, можно конкретизировать цели, которые достигаются благодаря действию (наличию) такого юридического документа как корпоративный договор, и какие проблемы с его помощью можно решить:

  • минимизация возможных проявлений тупиковых ситуаций, а в случае их возникновения – пути решения;
  • установление правил согласованного взаимодействия;
  • реализация своих прав по определенному сценарию для защиты интересов другой стороны;
  • обеспечение интереса третьих лиц;
  • нормальное функционирование в обществах (заключение сделок, продолжение хозяйственных отношений, принятие внутренних решений и т.д.).

После того, как в 2015 году в Гражданском кодексе (ГК) появились специальные правила о корпоративном договоре (ст. 67.2), заключать их стали чаще. Он позволяет участникам компаний более гибко по сравнению с уставом регулировать свои отношения. Однако свобода эта не бесконечна. Некоторые условия запрещены, а некоторые вопросы могут быть решены только в уставе. В материале вместе с юристами EY Law разбираемся, о чем могут договориться стороны корпоративного договора, для чего и как его можно использовать.

Голосование

Голосовать определенным образом

Как это работает? Вы указываете в договоре, по каким вопросам требуется голосовать определенным образом на общем собрании участников. Так как содержание решения заранее предусмотреть зачастую не получается (все будет зависеть от ситуации в момент голосования), то надо прописать порядок согласования позиции. Самый распространенный вариант: то, как надо голосовать, определяет одна из сторон договора.

Желательно указать, как эта сторона сообщит другим о том, как она планирует голосовать. Это может быть сделано, например, путем направления электронного сообщения на определенный адрес и за определенный срок до проведения голосования.

Есть и более сложные способы. В одном из дел упоминается условие договора, по которому стороны «должны письменно согласовывать друг с другом принятие решений». Письменное согласование означало оформление нотариально удостоверенного согласия с точной формулировкой вопросов, предложенных на голосование (дело № А40-65834/2011).

Иные варианты

Можно договориться и о других вопросах голосования. Например, о том, что одна из сторон не будет ставить определенные вопросы на голосование. На практике это используется, чтобы осуществлять согласованно действия по управлению обществом и учесть интересы сторон корпоративного договора. Например, можно ограничить возможность назначать своих членов в совет директоров, включить положение о том, что решение об увеличении или изменении уставного капитала, смене генерального директора может приниматься только единогласно всеми присутствующими на голосовании акционерами. Зачастую в корпоративном договоре решается вопрос, касающийся количества голосов, необходимого для принятия решения по вопросу компетенции общего собрания. Для этих целей с помощью корпоративного договора можно увеличить количество голосов от предусмотренного законом, например, с простого большинства до ¾ голосов участников общества.

Как быть при нарушении

Включение подобных условий в договор, к сожалению, не означает, что обязанная сторона не сможет отступить от него. Если она проголосует не так, как указано в договоре, то ее голос все равно будет учтен.

Единственная защита в таком случае — использование санкций. Самая распространенная — неустойка. Можно предусмотреть и более жесткие варианты, такие как принудительный выкуп доли нарушителя по определенной цене. Суды уже подтверждали возможность привлечения к ответственности в подобных случаях. Так, в одном из дел договор обязывал стороны голосовать «за» по вопросу реорганизации общества. Отдельные участники, однако, проголосовали «против». Суд привлек их к ответственности: как и было предусмотрено договором, с них взыскали 5 млн руб. (дело № А45-12277/2015).

Встречаются и более строгие санкции: в Москве суды взыскали неустойку в сумме 722 млн руб. (дело № А40-65834/2011). Верховный суд не стал пересматривать это дело.

Еще один способ защиты – обжалование решения в судебном порядке в случае, если все участники общества являются сторонами корпоративного договора. Зачастую это поможет спасти общество от исполнения невыгодного решения.

Выйти из тупиковой ситуации (дедлока)

Тупиковая ситуация возникает, когда участники не могут принять решение из-за неразрешимых разногласий. Те из участников, которые заключили корпоративное соглашение, могут прописать в нем план действий на этот случай. Конечно, желательно, чтобы в подобном соглашении участвовали все владельцы компании или по крайней мере такая их часть, которая может принять решение на общем собрании.

Когда возникает дедлок? В законе это не описано. Поэтому надо определить тупиковую ситуацию в договоре. Типичное условие — участники не могут прийти к единогласному решению на общем собрании более двух раз по одному и тому же вопросу.

Частый вариант решения проблемы — это реорганизация общества. Это может быть разделение или выделение, так чтобы каждый из участников получил активы, соответствующие его доле. Таким образом, происходит разделение бизнеса.

Иные варианты — приостановить решение вопроса, вынесенного на голосование, до определенной даты. Это позволяет сторонам провести консультации. Самый радикальный способ выхода из ситуации — ликвидация общества. Кстати, при дедлоке суды могут ликвидировать компанию и без корпоративного договора (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.09.2015 по делу № А46-12003/2014, впоследствии стороны заключили мировое соглашение).

Распоряжение долями

Запрет на отчуждение

Неизменный состав участников оберегает компанию от конфликтов (конечно, если все ладят друг с другом), позволяет не отвлекаться на решение стратегических вопросов с новыми владельцами. Поэтому бывает полезным закрепить юридические гарантии того, что какое-то время текущие собственники не смогут распорядиться принадлежащими им долями.

Для достижения этой цели корпоративный договор может содержать запрет на продажу долей. Такой запрет, конечно, может быть включен и в устав общества с ограниченной ответственностью. Однако даже в этом случае запрет есть смысл повторить в договоре, так как это позволит предусмотреть санкции за его нарушение. Договор может пригодиться и в случае, когда запрета нет в уставе, но какая-то часть участников готовы друг с другом договориться об этом.

Чаще всего участники договариваются не отчуждать и не обременять свои доли. Это ограничение, как правило, устанавливается до определенной даты или достижения какого-то события, после которых можно осуществлять отчуждение или обременение.

Впрочем, следует учесть, что чрезмерное ограничение возможности распоряжения долями воспринимается судами негативно. Так, было отменено условие, обязывающее участников не распоряжаться своими долями (продажа, дарение, мена, залог и т.п.), в том числе в случае поступления адресной или публичной оферты, без предварительного согласования со всеми участниками договора. Суд увидел проблему в том, что не было указания на обстоятельства, до наступления которых стороны приняли на себя указанное обязательство. Поэтому сторонам корпоративного договора лучше привязывать ограничения на действия с долями к определенным событиям или датам, как указано выше.

Обязанность продать

В корпоративном договоре также может быть предусмотрена противоположная обязанность ― продать доли. Это условие может «активироваться», к примеру, при дедлоке, при нарушении корпоративного договора, при достижении определенных финансовых показателей. В последнем случае оно может быть частью общего плана передачи бизнеса: сначала покупатель входит в компанию, приобретая небольшую долю, а потом, если результаты работы его устраивают, увеличивает свое участие.

Условия и процедура передачи выкупа доли могут быть различными. Например, можно предусмотреть, что доля передается по первому требованию и по номинальной стоимости. А можно установить процедуру определения стоимости, которая, как правило, заключается в получении отчета независимого оценщика.

Включение в договор подобного условия не означает, однако, что оно будет реализовано автоматически. Если обязанная сторона не желает исполнять свою обязанность, то другому участнику придется заставлять ее это сделать через суд. Причем добиться передачи доли может быть непросто, как видно на примере спора между двумя компаниями. Суд обязал участника заключить договор (постановление АС Московского округа от 28.08.2018 по делу № А40-217225/2016), однако тот не стал этого делать. Тогда истец повторно обратился в суд уже с требованием о передаче доли в уставном капитале (постановление АС Московского округа от 07.02.2019 по делу № А40-19431/2017). Удовлетворение этого требования в отношении доли в ООО является основанием для внесения записи о переходе доли в реестр юридических лиц (абз. 3 п. 11 ст. 21 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Стоит заметить, что описанный механизм защиты не применяется в случае с продажей акций акционерного общества, что ставит такое общество в менее выгодное положение.

Запрет на выход участника из общества

Запрет на отчуждение доли может создать дополнительные риски для компании. Участник, который не вправе продать свою долю, может обойти это ограничение, подав заявление о выходе из компании. В таком случае компания должна выплатить участнику действительную стоимость его доли. Право на выход должно быть предусмотрено уставом (ст. 94 ГК).

Участники компании могут включить в корпоративный договор условие о запрете свободного выхода. Это можно сделать, даже если возможность выхода указана в уставе. Соответственно, если участник, связанный договором, решит выйти из компании, он нарушит договор и будет нести ответственность перед другими его сторонами.

Пример включения в корпоративный договор запрета на выход из ООО можно найти в деле № А60-12804/2015. В нем участник безуспешно пытался оспорить указанный запрет.

Смена контроля

Для надежности и стабильности компании можно предусмотреть в корпоративном договоре механизмы, которые будут ограничивать смену контроля у участников. Это делается, чтобы не допустить обход запрета на отчуждение долей и акций в пользу третьих лиц.

Поясним на примере. Две компании заключили корпоративный договор, запрещающий отчуждение принадлежащих им акций. Чтобы его обойти, достаточно сменить владельца компании ― стороны договора. Тогда акции, указанные в договоре, владельца не меняют, меняется только лицо, контролирующее компанию ― владельца акций.

Чтобы не допустить такого развития событий, можно в корпоративном договоре конкретизировать, какие именно лица контролируют каждого из участников. Это можно сделать несколькими способами.

1. Перечисление контролирующих лиц в самом тексте договора. Не очень удобно, так как ставит вопрос конфиденциальности бенефициарных собственников под вопрос, ввиду того что информация о них будет раскрыта в случае раскрытия корпоративного договора.

2. Направление каждой стороной письменных уведомлений. В них указываются контролирующие лица. В самом договоре при этом имена бенефициаров указаны не будут, однако в корпоративном договоре можно сослаться на такие уведомления. В будущем это может быть использовано в суде в случае возникновения спорной ситуации.

Еще один вариант ― установить в корпоративном договоре общий запрет на смену контроля и санкции за его нарушение. Это, однако, чревато риском того, что доказать смену контроля при возникновении спорной ситуации не удастся. Будет отсутствовать документальное подтверждение того, какие именно лица контролировали компанию при подписании договора.

К сожалению, в российском правопорядке это пока используют весьма редко, хотя в других странах положение об ограничении смены контроля весьма популярно и широко используемо, особенно в компаниях с привлечением инвесторов.

Структура органов управления

В корпоративном договоре невозможно определить структуру органов управления общества. И это справедливо, потому что если бы такая опция была все же доступна, то корпоративный договор по своей правовой природе стал бы учредительным документом. Даже если все участники подписали этот договор, информация о том, какие полномочия есть у органов компании, должна быть публичной. А корпоративный договор — конфиденциальный документ.

Финансирование компании

Зачастую участники включают в текст корпоративного договора решение вопроса о финансировании.

Это касается в первую очередь размера вложений каждого в бизнес, условий, на которых осуществляются такие вложения, а также сроков их внесения.

При этом вложение может быть посредством простого внесения вклада в уставный капитал, а также в виде займа или передачи компании имущества, например, здания или оборудования. В зависимости от конкретной договоренности могут предусматриваться несколько вариантов. Можно предусмотреть и финансирование траншами с определенными условиями и сроками каждого из них.

Допускается включение положений, уточняющих порядок привлечения сторонних инвесторов, а также требования к ним, условия и сроки привлечения инвестиций.

Дивиденды

Нельзя предусмотреть в корпоративном договоре условия, касающиеся размера дивидендов, подлежащих к выплате. Но порядок выплаты дивидендов вполне можно указать и описать подробно. Как правило, используется формула, на основе которой компания вправе выплачивать дивиденды. Чаще всего прибыль распределяется пропорционально количеству акций, которые принадлежат каждому участнику.

Однако не запрещено включение специальных положений в корпоративный договор о распределении дивидендов. Такими условиями могут быть условия, обязывающие всех или определенных участников компании обеспечить распределение прибыли обществом не менее определенного процента от ее общей суммы (см. постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2016 по делу № А40-65834/11); предусматривающие выплату дивидендов непропорционально количеству акций; предусматривающие фиксированный размер дивидендов или обязывающие направить часть дивидендов на какие-нибудь цели.

Пример установления в пользу участника фиксированной выплаты вместо дивидендов можно найти в деле № А51-25361/2017. Платеж в пользу одного из участников составил 5 млн руб. ежемесячно. Его размер не зависел от финансовых результатов работы общества. Другие два участника сохраняли обычные корпоративные права, в том числе право на получение дивидендов пропорционально своим долям в обществе, в том числе части дивидендов, причитающейся участнику, в пользу которого установлена фиксированная выплата.

Стоит отметить, что подобное условие может иметь негативные последствия для участника, получающего ежемесячную фиксированную выплату. Суды признали, что он не может оспаривать сделки общества, совершенные в нарушение установленных в уставе ограничений (п. 1 ст. 174 ГК РФ). Мотивом стало то, что такой участник не имеет интереса в оспаривании, так как в любом случае получает доход от деятельности компании и этот доход не зависит от ее финансовых результатов. Верховный Суд РФ не стал пересматривать решения. Но с таким выводом можно было бы поспорить, ведь в конечном счете от того, соответствуют ли условия сделки рыночным условиям (а именно это было мотивом оспаривания в деле), зависит финансовая устойчивость компании и наличие у нее возможности выплачивать фиксированную сумму участнику.

Выплата действительной стоимости доли выбывающему участнику

Могут ли участники в договоре прописать, какое имущество (деньги, вещи) получит один из них от компании, если решит выйти из нее? Нет, подобные условия могут содержаться только в уставе общества. Пример их применения — дело № А46-16331/2015.

Это объясняется тем, что не всегда сторонами корпоративного договора являются все участники общества. В случае выхода участника выплата стоимости его доли затрагивает не только стороны корпоративного договора, но и всех остальных участников — уменьшается имущество компании и, следовательно, стоимость их доли.

Как договор соотносится с уставом?

Прежде всего следует обратить внимание на различную правовую природу устава и корпоративного договора.

Устав представляет собой документ, который определяет всю деятельность общества, в то время как корпоративный договор является гражданско-правовой конструкцией, необходимость присутствия которой в правоотношениях между участниками ими же и определяется.

Корпоративным договором участники могут не только дополнять какие-то положения устава, но и фактически изменять их, включая в договор положения, полностью противоречащие уставу. Участники, подписавшие договор, не вправе заявлять о его недействительности на основании того, что он противоречит уставу (п. 7 ст. 67.2 ГК). Например, положение корпоративного договора, вводящее кворум для принятия общим собранием решений по определенному вопросу, отличный от кворума, установленного в законе и в уставе общества (постановление АС Центрального округа от 06.03.2019 по делу № А64-3065/2017).

До появления нормы о корпоративном договоре в ГК арбитражная практика складывалась иным образом: корпоративный договор, в котором присутствовали условия, противоречащие уставу, мог быть признан судами недействительным (решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.11.2010 по делу № А40-140918/09, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2014 по делу № А40-97313/2013).

Ситуация полностью изменилась после того, как Верховный Суд РФ подчеркнул, что корпоративный договор может противоречить уставу общества и его участники не могут оспаривать договор в связи с таким противоречием. Он также подтвердил, что на основании такого противоречащего уставу корпоративного договора участники могут предъявлять требования друг к другу (п. 37 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Однако важно соблюдение некоторых правил при включении в корпоративный договор условий, которые противоречат уставу:

– соответствие противоречащих условий корпоративного договора действующим императивным законодательным запретам. Например, нельзя предусмотреть применение иностранного права к положениям договора, которые регулируют вопросы статуса российского юрлица, прав и обязанностей акционеров, деятельность юрлица, собрания акционеров, совета директоров, передачу акций. Эти вопросы можно регулировать только законодательством по месту учреждения юрлица. Иное противоречит публичному порядку РФ (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 31.03.2006 № Ф04-2109/2005 (14105-А75-11), Ф04-2109/2005 (15210-А75-11), Ф04-2109/2005 (15015-А75-11), Ф04-2109/2005 (14744-А75-11), Ф04-2109/2005 (14785-А75-11) по делу № А75-3725-Г/04-860/2005, решения АС Москвы от 26.12.2006 по делу № А40-62048/06-81-343). Другой пример — установленная в корпоративном договоре обязанность единогласно голосовать по всем вопросам повестки общего собрания участников. Но по закону это право участника, а не обязанность. Включение ее в договор ограничивает правоспособность (решение АС города Москвы от 24.11.2010 по делу № А40-140918/2009);

– отсутствие ущемления прав участников, которые не являются сторонами корпоративного договора.

Порядок заключения

Корпоративный договор заключается в письменной форме путем подписания единого документа всеми сторонами корпоративного договора (п. 3 ст. 67.2 ГК). При этом существует возможность, при которой договор может быть структурирован таким образом, что участникам договора не понадобится заново его подписывать каждый раз, когда к договору хочет кто-либо присоединиться. Кроме того, положения самого договора в таком формате должны прямо предусматривать сохранение его как единого документа, для начала участия в котором любой новый участник может поставить под ним свою подпись, а также должны включать в себя однозначное указание на то, что обязательства из договора возникнут для такого участника c даты проставления им подписи на едином документе. В таком формате желательно указывать эту дату рядом с подписью.

УДК 347

Правовая природа корпоративного договора и тенденции судебной практики

Семин Александр Николаевич, профессор кафедры внешнеэкономической деятельности Уральского государственного экономического университета, академик Российской академии наук, доктор экономических наук e-mail: aleks_ural_55@mail.ru

Чуркина Людмила Михайловна, доцент кафедры конкурентного права и антимонопольного управления Уральского государственного экономического университета, доцент кафедры конституционного и международного права Уральского института управления — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат юридических наук e-mail: lch2015@mail.ru

Статья посвящена исследованию корпоративного договора, введенного законодателем в Гражданский кодекс Российской Федерации в 2014 г. Особое внимание уделено порядку заключения и условиям корпоративного договора, включая права и обязанности сторон, формы ответственности. Анализируются особенности заключения и регулирования данного договора, одной из сторон которого является иностранное лицо. Авторы сосредоточивают внимание на практике рассмотрения споров относительно корпоративного договора в российских арбитражных судах.

Ключевые слова: корпоративный договор; акционерное общество; общество с ограниченной ответственностью; арбитражный суд.

The legal nature of the corporate contract and tendencies of the case law

Semin Alexander Nikolaevich,

Churkina Ludmila Mikhailovna,

Key words: corporate contract; joint-stock company; limited liability company; arbitration court.

Институт корпоративного договора появился сравнительно недавно, но уже приобрел популярность среди практиков-цивилистов. Концепция акционерного соглашения (применительно к акционерным обществам) и соглашения об осуществлении прав участников (в отношении компаний с ограниченной ответственностью) была впервые закреплена в российском законодательстве в середине 2009 г.

До внесения изменений в российское законодательство инвесторы и их зарубежные коллеги выбирали закон страны инкорпорации иностранного инвестора для регулирования их отношений в рамках совместных предприятий. Однако арбитражными судами Российской Федерации были приняты резонансные решения по соглашениям акционеров, регулируемым иностранным законодательством, поскольку их положения нарушили императивные правила российского гражданского и корпоративного права (например, по делам ОАО «Мегафон», ОАО «Русский Стандарт Страхование», ООО «Верный знак»). Негативная судебная практика продемонстрировала, что исполнение таких соглашений в России является неэффективным.

Первоначально в Федеральный закон «Об акционерных обществах»1 и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью»2 были внесены положения об акционерном соглашении (ст. 32.1 Федерального закона «Об акционерных обществах») и соглашении об осуществлении прав участников (ст. 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»3 были внесены изменения и дополнения в Гражданский кодекс РФ. В частности, Гражданский кодекс был дополнен ст. 67.2, которая предусматривает правовое регулирование корпоративного договора.

Сторонами корпоративного договора могут быть все или некоторые участники хозяйствующего общества (далее — «участники общества») компании. Законодательство не содержит явного запрета на заключение нескольких корпоративных договоров между различными группами участников общества, а также того же участника общества, являющегося участником нескольких корпоративных договоров.

Однако корпоративный договор между некоторыми из участников общества является обязательным для них только в том случае, если это предусмотрено п. 5 ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ.

1 Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

2 Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785.

3 Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. № 19. Ст. 2304.

Положения Гражданского кодекса РФ не регулируют вопрос о том, может ли сама компания быть участником корпоративного договора. Очевидно, что это невозможно, поскольку в момент заключения корпоративного договора компания еще не существует. Однако выполнение определенных обязательств участниками общества может быть сложным без помощи или сотрудничества представляемой компании его главным должностным лицом.

Согласно ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ корпоративный договор обязывает участников общества определенным образом осуществлять нижеуказанные права или отказаться от их осуществления:

— голосовать определенным образом на общем собрании участников;

— осуществлять согласованным образом другие виды деятельности, связанные с управлением компании;

— приобретать или отчуждать доли в уставном капитале общества (либо акции) по заранее определенной цене или при наступлении определенного события;

— воздерживаться от размещения акций до наступления определенного события4.

Однако корпоративный договор не обязывает участников общества голосовать в соответствии с инструкциями органов управления компании и не определяет структуру органов общества и их компетенцию. В противном случае данные условия будут признаны ничтожными.

Пункт 7 ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ запрещает сторонам корпоративного договора ссылаться на недействительность договора в связи с его противоречием положениям устава хозяйственного общества. В этом случае сторона корпоративного договора не утрачивает право на предъявление другой стороне требований, основанных на таком договоре5. Это подтверждается п. 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»6.

Арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 11 декабря 2015 г. в поддержку корпоративного договора сделал ссылку на постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. № 16, указав, что, согласно п. 4 постановления «О свободе договора и ее пределах», «если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 на-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 См.: Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. № 19. Ст. 2304.

5 Там же.

6 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 8.

стоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации»1. Тем самым, Арбитражный суд Уральского округа установил, что принятие на себя участниками общества ограничений, указанных в корпоративном договоре и прямо допускаемых законом, не может служить основанием для признания такого соглашения недействительным (дело № А60-12804/2015)2.

22 ноября 2016 г. было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении», в котором Верховный Суд РФ также представил правовую позицию относительно возможности одностороннего отказа сторон корпоративного договора, указав, что по смыслу ст. 67.2 Гражданского кодекса Российской Федерации условиями корпоративного договора может быть предусмотрено право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из его участников (пункт 10)3.

В практике арбитражных судов представлена правовая позиция относительно содержания корпоративного договора. Восьмой арбитражный апелляционный суд в своем постановлении от 12 мая 2016 г. рассмотрел нормы ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ и п. 3 ст. 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в их системном единстве, сделав вывод, что указанные нормы допускают включение в содержание соглашения лишь такие условия реализации корпоративных прав, которые затрагивают действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества, т. е. носят преимущественно организационно-управленческий характер. Отношения по поводу выплаты действительной стоимости доли корпоративным договором не регламентируются (дело № А46-16331/2015)4.

Корпоративный договор должен быть составлен в письменной форме в виде единого документа, кото-

1 Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» // Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации. 2014. № 5.

3 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» . URL: http://legalacts.ru/sud/postanovlenie-plenuma-verkhovnogo-suda-rf-ot-22112016-n-54.

4 См.: Постановление Восьмого арбитражного апелляци-

рый должен быть подписан сторонами. Таким образом, невозможно заключить такой договор путем обмена документами по почте, телеграфу, телетайпу, телефону, электронным или другим средствам связи.

Стороны корпоративного договора обязаны уведомлять компанию при заключении такого договора. Если в результате отказа выполнить это обязательство участники общества, не являющиеся сторонами корпоративного договора, несут убытки (например, если заключенная в нарушение ограничений, установленных корпоративным договором, сделка впоследствии признается недействительной по требованию других участников общества), участники корпоративного договора обязаны возместить такие убытки.

Участники непубличной компании не обязаны раскрывать содержание корпоративного договора, и, если иное не предусмотрено законом, такая информация считается конфиденциальной.

Акционеры публичного акционерного общества вправе раскрывать информацию о заключенном корпоративном договоре только в пределах, в порядке и на условиях, которые предусмотрены Федеральным законом «Об акционерных обществах». В частности, п. 5 ст. 32.1 данного нормативного правового акта предусматривает, что лицо, которое приобрело по соглашению акционеров право определять порядок голосования на общем собрании акционеров по акциям компании, должно уведомить компанию о таком приобретении в течение 5 дней, если в результате приобретения это лицо индивидуально или с аффилированным лицом(ами) может распоряжаться более 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75 процентами голосов по размещенным акциям компании.

Более того, если акционер по соглашению акционеров приобретает право (вместе с акциями других акционеров) распоряжаться более чем 25, 50, 75 процентами голосующих акций акционерного общества и право самостоятельно осуществлять права, принадлежащие по акциям, то перед приобретением соответствующих прав необходимо получить предварительное одобрение со стороны антимонопольного органа либо уведомить антимонопольный орган после совершения сделки5.

Сторона корпоративного договора может подать исковое заявление в суд, чтобы признать недействительным решение органа управления компании в результате нарушения договора другой стороной. Для обеспечения соблюдения этого права необходимо, чтобы во время принятия соответствующего решения все акционеры компании были участниками корпоративного договора.

В случае если сторона корпоративного договора совершает сделки с нарушением (в частности, сделки, связанные с продажей акций третьим сторонам), такие операции могут быть признаны судом недействительными по требованию другой стороны корпоративного

5 Письмо Федеральной антимонопольной службы РФ от июля 2011 г. «Акционерные соглашения, предоставляющие лицу право голосовать по чужим акциям, подлежат согласованию с антимонопольным органом» // Экономика и жизнь (Бухгалтерское приложение). 2011. № 26.

договора. Это возможно только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, установленных корпоративным договором1.

В связи с нарушением корпоративного договора могут применяться следующие формы ответственности:

— возмещение убытков, вызванных несоблюдением или ненадлежащим исполнением обязательств, включая фактический ущерб и упущенную выгоду (если соглашение не предусматривает ограничений о размере и / или видах ущерба);

— присуждение штрафа (с учетом возможности уменьшения указанной суммы штрафа по соглашению суда, если оно явно непропорционально влиянию нарушения);

— выплата процентов на сумму, которая не была выплачена вовремя.

Корпоративное соглашение акционерного общества может также предусматривать обязательство виновной стороны оплатить компенсацию — фиксированную сумму или сумму, подлежащую определению в соответствии с процедурой, указанной в соглашении.

В случае если хотя бы один из участников российской компании является иностранным лицом, участники компании могут выбирать иностранное законодательство в качестве применимого права для корпоративного договора. Но необходимо отметить, что некоторые вопросы в любом случае будут подчиняться императивному правилу российского права, в частности:

— регистрация, реорганизация и ликвидация компании, в том числе юридические вопросы правопреемства;

— правоспособность компании;

— порядок приобретения обществом прав и обязательств;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— ответственность учредителей (акционеров) общества за их обязательства;

— внутренние отношения, в том числе отношения между компанией и ее акционерами.

Во всех других отношениях закон, выбранный сторонами в корпоративном договоре, может регулировать права и обязанности сторон, а также вопросы, связанные с толкованием договора, его исполнением и прекращением, кроме того, определить последствия невыполнения или ненадлежащего исполнения договора и его недействительности.

В соответствии со ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд по месту нахождения юридического лица рассматривает корпоративные споры (споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице), в том числе связанные:

— с правом собственности на акции, установлением обременений по ним и осуществлением прав (за исключением споров, связанных с деятельностью депозитариев в связи с учетом прав на акции и другие

ценные бумаги и споры, возникающие в отношении распределения унаследованного имущества или совместного имущества супругов);

— назначением или избранием, прекращением или приостановлением полномочий и обязательств членов органов управления и надзорных органов юридического лица;

— оспариванием решений органов управления юридического лица2.

В решении от 23 ноября 2015 г. Арбитражный суд Новосибирской области подтвердил, что в соответствии с п. 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»3 по смыслу ст. 67.2 ГК РФ споры, возникшие между участниками корпоративного договора, в том числе указанными в п. 9 ст. 67.2 ГК РФ, в связи с его недействительностью, заключением, исполнением, изменением или расторжением, рассматриваются арбитражным судом (ст. 225.1 АПК РФ) (№ А45-9733/2015)4.

Остановимся на судебной практике по спорам между участниками корпоративного соглашения.

Ряд арбитражных споров касается нарушений, связанных с требованиями договора к голосованию. Например, Седьмой арбитражный апелляционный суд взыскал с нарушителей компенсацию в размере 5 миллионов рублей, ссылаясь на условия корпоративного договора (№ А45-12277/2015)5. Арбитражный суд г. Москвы за нарушение условий корпоративного договора о голосовании взыскал 100 % рыночной стоимости актива общества (№ А40-65834/2011)6.

19 апреля 2017 г. Арбитражный суд Белгородской области вынес решение по исковому заявлению одного акционера к другому о признании недействительным договора купли-продажи акций, применении послед-

3 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» . URL: http://legalacts.ru/sud/postanovlenie-plenuma-verkhovnogo-suda-rf-ot-22112016-n-54.

ствий недействительности сделки (№ А-08-1190/2017)1. Оба акционера являются участниками корпоративного договора. В соответствии с данным договором стороны взяли на себя обязательства по взаимодействию при осуществлении корпоративных прав по управлению группой компаний при определенных условиях. Однако в нарушение условий корпоративного договора один из участников корпоративного договора при осуществлении сделки по покупке акций согласие на сделку у другого участника не получал.

Арбитражный суд Белгородской области признал сделку недействительной и применил последствия недействительности сделки, сославшись на ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ.

В настоящее время продолжаются споры относительно положительных и негативных последствий данной новой юридической конструкции в гражданском праве. Практика российских арбитражных судов по спорам между участниками общества, являющимися сторонами корпоративного договора, недостаточно наработана. Как показывает опыт зарубежных государств, проблемы применения корпоративного договора в основном решаются в судебной практике и доктрине, а не посредством изменения законодательных норм. Представляется, что дальнейшее развитие российского судебного опыта применения корпоративного договора позволит устранить недоработки, выявленные в законодательной базе, регулирующей корпоративные отношения, а участникам хозяйствующих обществ более широко и эффективно использовать корпоративные договоры в своей деятельности.

Библиографический список

Bibliograficheskij spisok

Что такое корпоративный договор?

Что такое корпоративный договор?

В Гражданском кодексе РФ появилось такое понятие как «корпоративный договор». Оно было введено Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации», положения которого вступили в силу с 1 сентября 2014 года.

Корпоративный договор – договор, который заключается участниками уже созданного юрлица. Поэтому его не надо путать с учредительным договором, который хотя и не относится к учредительным документам организации, но заключается при ее создании. Например, договором об учреждении ООО определяется порядок осуществления совместной деятельности учредителей по учреждению общества, размер уставного капитала ООО, размер и номинальную стоимость доли каждого из учредителей общества, а также размер, порядок и сроки оплаты таких долей в уставном капитале общества.

Корпоративный договор – договор об осуществлении участниками организации своих корпоративных прав. В соответствии с корпоративным договором участники организации обязуются осуществлять корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления, в том числе:

а) голосовать определенным образом на общем собрании участников общества;

б) согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом;

в) приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств.

Кроме того, корпоративным договором могут быть установлены:

а) обязанность сторон договора проголосовать на общем собрании участников общества за включение в устав общества положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию, если в соответствии с Гражданским кодексом РФ и законами о хозяйственных обществах допускается изменение структуры органов общества и их компетенции уставом общества;

б) иной объем правомочий участников АО или ООО нежели тот, который установлен абз. 2 п. 1 ст. 66 Гражданского кодекса РФ. Так, по общему правилу объем правомочий участников хозяйственного общества определяется пропорционально их долям в уставном капитале общества. Но иной объем правомочий участников непубличного хозяйственного общества может быть предусмотрен уставом общества, а также корпоративным договором при условии внесения сведений о наличии такого договора и о предусмотренном им объеме правомочий участников общества в ЕГРЮЛ.

Так, сведения о наличии корпоративного договора, определяющего объем правомочий участников хозяйственного общества непропорционально размерам принадлежащих им долей в уставном капитале хозяйственного общества, и о предусмотренном таким договором объеме правомочий участников хозяйственного общества (количестве голосов, приходящихся на доли участников хозяйственного общества непропорционально размеру этих долей) и сведения о наличии корпоративного договора, предусматривающего ограничения и условия отчуждения долей (акций) являются данными, которые подлежат внесению в ЕГРЮЛ (ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Корпоративный договор не может обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, определять структуру органов общества и их компетенцию.

Корпоративный договор заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.

Корпоративный договор может быть заключен между участниками:

1) ООО. В таком случае он называется договором об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью. Согласно п. 3 ст. 8 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» учредители (участники) ООО вправе заключить договор об осуществлении прав участников ООО, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться (отказываться) от осуществления указанных прав, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников ООО, согласовывать вариант голосования с другими участниками, продавать долю или часть доли по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться (отказываться) от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества. Такой договор заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами;

2) АО. Корпоративный договор между участниками АО называется акционерным соглашением. Согласно п. 1 ст. 32.1 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции. По акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться (отказываться) от осуществления указанных прав. Акционерным соглашением может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств, воздерживаться (отказываться) от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением АО, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией АО.

Участники АО или ООО, заключившие корпоративный договор, обязаны уведомить общество о факте заключения корпоративного договора, при этом его содержание раскрывать не требуется. В случае неисполнения данной обязанности участники общества, не являющиеся сторонами корпоративного договора, вправе требовать возмещения причиненных им убытков.

Корпоративный договор не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон.

Нарушение корпоративного договора может являться основанием для признания недействительным решения органа АО или ООО по иску стороны этого договора при условии, что на момент принятия органом хозяйственного общества соответствующего решения сторонами корпоративного договора являлись все участники хозяйственного общества.

Признание решения органа АО или ООО недействительным само по себе не влечет недействительности сделок хозяйственного общества с третьими лицами, совершенных на основании такого решения.

Сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника корпоративного договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *