Нарушены права и законные интересы

В связи с вопросами, возникающими у судов по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации,

постановляет:

1. Обратить внимание судов на направленность уголовной ответственности за преступления против интересов государственной службы на обеспечение защиты граждан от коррупции и других общественно опасных деяний, совершенных должностными лицами по службе. Лица, злоупотребляющие должностными полномочиями либо превышающие свои должностные полномочия, посягают на регламентированную нормативными правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации, в результате чего существенно нарушаются права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства.

2. Судам при рассмотрении уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями (статья 285 УК РФ) и о превышении должностных полномочий (статья 286 УК РФ) необходимо устанавливать, является ли подсудимый субъектом указанных преступлений — должностным лицом. При этом следует исходить из того, что в соответствии с пунктом 1 примечаний к статье 285 УК РФ должностными признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

3. К исполняющим функции представителя власти следует относить лиц, наделенных правами и обязанностями по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти, а также, исходя из содержания примечания к статье 318 УК РФ, иных лиц правоохранительных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности.

4. Под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п.

К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии).

5. Как административно-хозяйственные функции надлежит рассматривать полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием).

6. Исполнение функций должностного лица по специальному полномочию означает, что лицо осуществляет функции представителя власти, исполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом (например, функции присяжного заседателя). Функции должностного лица по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой.

При временном исполнении функций должностного лица или при исполнении их по специальному полномочию лицо может быть признано должностным лишь в период исполнения возложенных на него функций.

Если лицо, назначенное на должность с нарушением требований или ограничений, установленных законом или иными нормативными правовыми актами, к кандидату на эту должность (например, при отсутствии диплома о высшем профессиональном образовании, необходимого стажа работы, при наличии судимости и т.п.), из корыстной или иной личной заинтересованности использовало служебные полномочия вопреки интересам службы либо совершило действия, явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, то такие действия следует квалифицировать соответственно как злоупотребление должностными полномочиями либо как превышение должностных полномочий.

7. В Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства, должностные лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные и (или) административно-хозяйственные функции, могут являться начальниками по служебному положению и (или) воинскому званию.

Начальниками по служебному положению являются лица, которым военнослужащие подчинены по службе. К ним следует относить:

лиц, занимающих соответствующие воинские должности согласно штату (например, командира отделения, роты, начальника вещевой службы полка);

лиц, временно исполняющих обязанности по соответствующей воинской должности, а также временно исполняющих функции должностного лица по специальному полномочию.

Лица гражданского персонала являются начальниками для подчиненных военнослужащих в соответствии с занимаемой штатной должностью.

Начальники по воинскому званию определены в статье 36 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (в частности, сержанты и старшины являются начальниками по воинскому званию для солдат и матросов только одной с ними воинской части).

8. Субъектом преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 285 УК РФ и частью 1 статьи 286 УК РФ, является лицо, осуществляющее функции представителя власти, выполняющее организационно-распорядительные или (и) административно-хозяйственные функции в государственном органе, органе местного самоуправления, государственном и муниципальном учреждении, государственной корпорации, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации и при этом не занимающее в указанных органах государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъектов Российской Федерации.

9. При решении вопроса о субъекте преступления, предусмотренного частью 2 статьи 285 УК РФ или частью 2 статьи 286 УК РФ, судам следует исходить из пунктов 2 и 3 примечаний к статье 285 УК РФ, согласно которым под лицами, занимающими государственные должности Российской Федерации, понимаются лица, занимающие государственные должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов (пункт 2 примечаний), а под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, — лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов Российской Федерации (пункт 3 примечаний). Сводный перечень государственных должностей Российской Федерации утвержден Указом Президента Российской Федерации от 11 января 1995 г. N 32 (в редакции от 1 декабря 2008 г.).

10. Наряду с лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, субъектом ответственности по части 2 статьи 285 УК РФ и части 2 статьи 286 УК РФ является глава органа местного самоуправления, под которым следует понимать только главу муниципального образования — высшее должностное лицо муниципального образования, наделенное уставом муниципального образования собственными полномочиями по решению вопросов местного значения (статья 36 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»).

11. Судам следует отграничивать преступные действия должностных лиц от деяний других лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, ответственность которых за злоупотребление своими полномочиями установлена статьей 201 УК РФ.

Субъектами указанного преступления являются лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, основной целью деятельности которых является извлечение прибыли, а также в некоммерческой организации, которая не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, государственной корпорацией.

К лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, относятся лица, выполняющие функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях (например, директор, генеральный директор, член правления акционерного общества, председатель производственного или потребительского кооператива, руководитель общественного объединения, религиозной организации).

В тех случаях, когда указанные лица используют свои полномочия вопреки законным интересам коммерческой или иной организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, они подлежат ответственности по статье 201 УК РФ, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства.

12. Если в результате злоупотребления полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, причинен вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению руководителя данной организации или с его согласия (статья 23 УПК РФ). В случае причинения вреда интересам других организаций (например, некоммерческой организации, государственному или муниципальному предприятию), а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование за злоупотребление полномочиями в коммерческой или иной организации осуществляется на общих основаниях (пункт 3 примечаний к статье 201 УК РФ).

Когда в результате злоупотребления полномочиями руководителем коммерческой или иной организации вред причинен исключительно этой организации, уголовное преследование руководителя осуществляется по заявлению или с согласия органа управления организации, в компетенцию которого входит избрание или назначение руководителя, а также с согласия члена органа управления организации или лиц, имеющих право принимать решения, определяющие деятельность юридического лица.

13. В случаях, когда деяние, содержащее признаки злоупотребления должностными полномочиями (статья 285 УК РФ) или превышения должностных полномочий (статья 286 УК РФ), совершено должностным лицом для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства, и эта опасность не могла быть устранена иными средствами, то такое деяние не может быть признано преступным при условии, что не было допущено превышения пределов крайней необходимости (статья 39 УК РФ).

14. Не могут быть признаны преступными деяния должностного лица, связанные с использованием служебных полномочий, повлекшие причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, если они были совершены во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения (статья 42 УК РФ).

Должностное лицо, совершившее умышленное преступление, предусмотренное статьей 285 УК РФ или статьей 286 УК РФ, во исполнение заведомо для него незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. При этом действия вышестоящего должностного лица, издавшего такой приказ или распоряжение, следует рассматривать при наличии к тому оснований как подстрекательство к совершению преступления или организацию этого преступления и квалифицировать по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации со ссылкой на часть 3 или часть 4 статьи 33 УК РФ.

Должностное лицо, издавшее заведомо незаконный приказ или распоряжение подчиненному лицу, не осознавшему незаконность такого приказа или распоряжения и исполнившему его, подлежит ответственности как исполнитель преступления.

15. Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы (статья 285 УК РФ) судам следует понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями. В частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения (например, выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют; освобождение командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица).

Ответственность по статье 285 УК РФ наступает также за умышленное неисполнение должностным лицом своих обязанностей в том случае, если подобное бездействие было совершено из корыстной или иной личной заинтересованности, объективно противоречило тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями, и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.

16. При решении вопроса о наличии в действиях (бездействии) подсудимого состава преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ, под признаками субъективной стороны данного преступления, кроме умысла, следует понимать:

корыстную заинтересованность — стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.);

иную личную заинтересованность — стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, под которым понимается незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

17. В отличие от хищения чужого имущества с использованием служебного положения злоупотребление должностными полномочиями из корыстной заинтересованности образуют такие деяния должностного лица, которые либо не связаны с изъятием чужого имущества (например, получение имущественной выгоды от использования имущества не по назначению), либо связаны с временным и (или) возмездным изъятием имущества.

Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается частью 3 статьи 159 УК РФ или частью 3 статьи 160 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 285 УК РФ не требует.

В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества, совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

Равным образом, исходя из положений статьи 17 УК РФ, должен решаться вопрос, связанный с правовой оценкой действий должностного лица, совершившего служебный подлог. В случаях, когда такое лицо в связи с исполнением своих служебных обязанностей внесло в официальные документы заведомо ложные сведения либо исправления, искажающие их действительное содержание, содеянное должно быть квалифицировано по статье 292 УК РФ. Если же им, наряду с совершением действий, влекущих уголовную ответственность по статье 285 УК РФ, совершается служебный подлог, то содеянное подлежит квалификации по совокупности со статьей 292 УК РФ.

18. По делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий судам надлежит, наряду с другими обстоятельствами дела, выяснять и указывать в приговоре, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий.

Под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Под нарушением законных интересов граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать, в частности, создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и общественной нравственности (например, создание должностным лицом препятствий, ограничивающих возможность выбрать в предусмотренных законом случаях по своему усмотрению организацию для сотрудничества).

19. В отличие от предусмотренной статьей 285 УК РФ ответственности за совершение действий (бездействия) в пределах своей компетенции вопреки интересам службы ответственность за превышение должностных полномочий (статья 286 УК РФ) наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий.

Превышение должностных полномочий может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);

могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);

совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;

никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Исходя из диспозиции статьи 286 УК РФ для квалификации содеянного как превышение должностных полномочий мотив преступления значения не имеет.

20. При квалификации действий лица по пункту «б» части 3 статьи 286 УК РФ судам под применением оружия или специальных средств надлежит понимать умышленные действия, связанные с использованием лицом поражающих свойств указанных предметов, или использование их по назначению.

Отграничивая превышение должностных полномочий, совершенное с применением оружия или специальных средств, от правомерных действий должностных лиц, судам следует учитывать, что основания, условия и пределы применения оружия или специальных средств определены в соответствующих нормативных правовых актах Российской Федерации (например, в Федеральном законе от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности», Федеральном законе от 6 февраля 1997 г. N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации», Федеральном законе от 27 мая 1996 г. N 57-ФЗ «О государственной охране», Законе Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 «О милиции»).

К специальным средствам относятся резиновые палки, наручники, слезоточивый газ, водометы, бронемашины, средства разрушения преград, служебные собаки и другие средства, состоящие на вооружении органов внутренних дел, внутренних войск, федеральных органов государственной охраны, органов федеральной службы безопасности, органов уголовно-исполнительной системы и др.

21. Под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренным частью 3 статьи 285 УК РФ и пунктом «в» части 3 статьи 286 УК РФ, следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.

22. При рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 285 УК РФ или статьей 286 УК РФ судам надлежит выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, с приведением их в приговоре и указывать, злоупотребление какими из этих прав и обязанностей или превышение каких из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

При отсутствии в обвинительном заключении или обвинительном акте указанных данных, восполнить которые в судебном заседании не представляется возможным, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

23. Судам следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом «а» части 1 статьи 1041 УК РФ деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ, и любые доходы от этого имущества подлежат конфискации, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

24. При установлении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, предусмотренных статьями 285 и 286 УК РФ, нарушений прав и свобод граждан, а также других нарушений закона, допущенных при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, рекомендовать судам в соответствии с частью 4 статьи 29 УПК РФ выносить частные определения или постановления, обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер для их устранения.

25. В связи с принятием настоящего постановления признать не действующим на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

В. Лебедев

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации

В. Дорошков

обязанность личности право свобода

Законные интересы — это интересы личности, которые не закреплены в законе, но юридически значимы и оправданы. Законные интересы защищаются государством, законом наряду с правами и свободами.

Этот термин часто встречается в нормативных актах:

«2. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) // Собрание законодательства РФ. — 1994.- 05 декабря. — N 32, ст. 3301 (в редакции Федерального закона РФ от 06.04.2011 N 65-ФЗ) // Российская газета. — 2011. — 08 апреля. Ст. 1..

«Государственные инспекторы труда при осуществлении государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, обязаны соблюдать законодательство Российской Федерации, права и законные интересы работодателей — физических лиц и работодателей — юридических лиц (организаций)» Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.12.2001) // Российская газета. — 2001. — 31 декабря. — N 256 (в редакции Федерального закона РФ от 29.12.2010 N 437-ФЗ) // Российская газета. — 2010. — 27 декабря. Ст. 358..

«В случае, предусмотренном частью четвертой статьи 7 настоящего Федерального закона, либо в случае осуществления общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу причинения такого вреда, соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация могут быть ликвидированы, а деятельность соответствующего общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена по решению суда на основании заявления Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему соответствующего прокурора» Федеральный закон от 25.07.2002 N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (принят ГД ФС РФ 27.06.2002)) // Собрание законодательства РФ. — 2002. — 29июля.- N 3.- ст. 3031 (в редакции Федерального закона РФ от 29.04.2008 N 54-ФЗ) // Российская газета.-2008.- 6 мая. Ст. 9..

Конституционный Суд РФ и Пленум Верховного Суда РФ, так же широко употребляет категорию «законный интерес» в своих постановлениях, разъяснениях и определениях (Определение Конституционного Суда РФ от 13.05.2010 N 706-О-О; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» и т.д.). Но, ни законодатель, ни другие государственные органы не определяют и не разъясняют этот термин.

Кроме того, законодательно не установлены полномочия государственных органов и иных организаций по недопущению нарушения законных интересов личности, их защите; не определены ни основания правовой ответственности за нарушение законных интересов, ни меры ответственности и т.д.

Законодатель не способен заранее предугадать развитие постоянно возникающих потребностей человека. Кроме того, многообразие жизненных ситуаций делает невозможным закрепление всех нюансов и деталей в законе. Поэтому законные интересы в большинстве случаев не отражены и не гарантированы в нормах объективного права, и, следовательно, обеспечиваются только их общим смыслом.

И, тем не менее, защищая вновь появившиеся интересы человека, которые прямо не закреплены как права и свободы, законодатель расширяет правовые возможности личности. Признание и обеспечение этих интересов на законодательном уровне является необходимым условием развития цивилизованного демократического общества, при котором человек действительно является высшей ценностью.

Так что же такое «законный интерес» и какой смысл может вкладывать законодатель в это понятие, закрепляя ее в нормативных актах? А. В. Малько так его определил: «Законный интерес — это отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлениях субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам — в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным» Малько, А.В. Субъективное право и законный интерес// Правоведение. — 1998. — № 4. — С. 58 — 70..

Законные интересы

К субъективным правам и юридическим обязанностям непосредственно примыкают законные интересы, т. е. интересы, находящиеся в сфере действия права. Данная категория вызвана к жизни тем, что интерес участников правоотношения не в полной мере обеспечивается субъективными правами. Например, к законным интересам можно отнести заинтересованность гражданина победить на выборах и стать депутатом представительного органа власти. Или истец заинтересован получить в полном размере компенсацию за моральный ущерб, или приобрести право собственности на самовольную застройку на принадлежащем ему земельном участке.

Законный интерес можно определить как социальное благо, не противоречащее действующему законодательству и обусловленное допускаемой государством юридической возможностью удовлетворять с помощью этого блага свои потребности.

Законные интересы — это дополнительное юридическое средство обеспечения потребностей личности, общностей людей, юридических лиц. Они адаптируют действующее законодательство к реальным условиям жизни общества.

Законные интересы имеют немало общих черт с субъективными правами.

Во-первых, они предполагают удовлетворение собственных интересов субъектов, т. е. являются правовой возможностью субъектов действовать определенным образом.

Во-вторых, образуют элементы правового статуса личности и юридического лица.

В-третьих, их реализация осуществляется в форме использования.

В-четвертых, они представляют собой юридические средства воздействия на общественные отношения.

В-пятых, имеют правовые пределы своего действия, так как должны соответствовать нормативным правовым предписаниям.

В-шестых, признаются и защищаются со стороны государства.

Вместе с тем субъективные права и законные интересы — не тождественные категории. Законные интересы составляют те специальные блага, которые не нашли своего прямого закрепления в нормах права и, следовательно, не отражены в субъективных правах, но они не запрещены, допускаются государством. Более того, они вытекают из смысла, «духа» права. Законные интересы возникают из совокупности правовых норм, правовых принципов и иных правовых установлений.

Принято выделять следующие особенности законных интересов, отличающие их от субъективных прав:

1) законный интерес пользуется охраной и защитой со стороны государства, но не обеспечен конкретным субъективным правом;

2) представляя собой возможность пользоваться определенными социальными благами, законный интерес, в отличие от субъективного права, гарантируется лишь в определенной степени. Законный интерес и субъективные права — это разные возможности: субъективное право непосредственно предусматривается и закрепляется законодателем, а законные интересы всего лишь допускаются. Субъективное право есть дозволенность высшей степени;

3) законный интерес не предполагает права его обладателя требовать от других лиц поведения, не нарушающего его интерес (в отличие от субъективного права). Но законный интерес — самостоятельный объект правовой охраны, поэтому любое лицо может обратиться в компетентные органы за защитой своего законного интереса;

4) реализация законных интересов лишь в самом общем виде гарантирована государством, но не означает обязанности соответствующих органов устранять препятствия на пути удовлетворения субъектом своих законных интересов.

Несмотря на различия категорий «законные интересы» и «субъективные права», возможны переходы законных интересов в субъективные права и последних в законные интересы. Это происходит под воздействием изменений общественных отношений, потребностей людей, ситуаций в обществе, правовой политики государства и т. д. Так, предложения и рекомендации ученых по совершенствованию действующего законодательства, внесению в отдельные акты поправок, дополнений, корректировок во многих случаях свидетельствуют о появлении реальных законных интересов общества, отдельных социальных групп и слоев населения.

Один из сложных в юридической науке вопросов — обеспечение правовыми средствами законных интересов.

Чаще всего среди таких средств называют охрану и защиту законных интересов. При этом охрана осуществляется системой правовых норм, признающих такого рода интересы. Например, в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ закреплено: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов (выделено мной — Л.М.) других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Другое конституционное положение о признании законных интересов содержится в ч. 3 ст. 36: «Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов (выделено мной — Л.М.) других лиц».

Данными установлениями государство берет под свою охрану законные интересы в указанных сферах. Необходимость в защите этих интересов возникает при их нарушении, создании препятствий для их реализации. Иными словами, к защите законных интересов можно прибегнуть при их нарушении или угрозе нарушения.

Законодательное закрепление законных интересов предполагает в первую очередь их самозащиту. Некоторые ученые предполагают, что самозащита — главное средство правового обеспечения законных интересов, поскольку требует от их носителей правовой активности.

Самозащита получила закрепление на конституционном уровне. В ч. 2 ст. 45 Конституции РФ установлено: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Право человека самостоятельно защищать свои права и свободы впервые было сформулировано в Итоговом документе Венской встречи представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в 1991 г.

Самозащита представляет собой комплексный, межотраслевой институт права, включающий в себя нормы конституционного, уголовного, гражданского, административного, трудового и других отраслей права. Самозащита относится к естественным неотъемлемым правам человека и принадлежит каждому независимо от гражданства, места жительства или места пребывания, общественного и государственного строя страны, имеет непосредственный характер реализации.

Чаще всего выделяют следующие черты самозащиты:

1) осуществляется собственными силами и мерами лица, однако допускается помощь других граждан и юридических лиц;

2) не может применяться в превентивных (предупредительных) целях, а только в момент совершения правонарушения или непосредственно после него;

3) не должна выходить за пределы закона и необходимых границ;

4) закон не предусматривает для самозащиты каких-либо специальных действий фактического характера.

Самозащиту можно определить как дозволенные законом действия фактического характера, направленные на принудительное пресечение посягательств на права и законные интересы личности или их восстановление без обращения в компетентные органы.

Существует и иное, более компактное определение понятия самозащиты. Это совокупность средств и способов реализации личностью своих прав и законных интересов в случае их нарушения или посягательства на них.

Самозащита предполагает использование различных способов, например обращение в средства массовой информации; публичные выступления; объединение с другими гражданами для отстаивания своих прав и законных интересов; обращение в правозащитные организации; фактические действия, включая необходимую оборону, крайнюю необходимость и др. Таким образом, самозащита предполагает широкий спектр действия человека, осуществляющего свое объективное право на самозащиту, в том числе и право воспользоваться помощью других лиц и организаций негосударственного профиля.

Помимо самозащиты, большую роль в защите законных интересов играет правоприменительная практика. Высшие судебные органы России в своих решениях обращают внимание на судебную защиту именно законных интересов и отменяют решения нижестоящих судебных инстанций, если они не учитывают законные интересы сторон правового спора. В ст. 139 АПК РФ предусмотрено, что мировое соглашение сторон не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону.

В ряде правоприменительных актов указывается на необходимость учета законных интересов потребителей при их нарушении со стороны недобросовестного производителя.

В случае воспрепятствования осуществлению законных интересов их обладатель может обратиться в суд с иском об устранении препятствий, мешающих реализации его законных интересов. По решению суда, если оно признает такого рода препятствия неправомерными, они подлежат устранению.

Законные интересы обеспечиваются и правом обжалования незаконных действий (или бездействия) соответствующих государственных органов, препятствующих, к примеру, получению предпринимателем лицензии на занятие определенным видом деятельности.

В приведенных случаях удовлетворение принудительными мерами законного интереса субъекта служит основанием возникновения у него субъективного права, т. е. выступает своего рода «предправом».

К дискуссионным относится вопрос о возможности наступления юридической ответственности за нарушение законных интересов. В действующем законодательстве о подобной ответственности ничего не говорится. Тем не менее некоторые ученые считают, что поскольку законный интерес носит правомерный характер, то виновное противодействие осуществлению законных интересов в форме активных действий, а не бездействия субъекта (так как субъект не обязан содействовать реализации законных интересов), должно повлечь за собой юридическую ответственность. Если же законные интересы нарушаются невиновно (нет вины), то юридическая ответственность не может возникнуть.

Надо отметить, что проблема законных интересов исследована отечественной юридической наукой недостаточно, и еще ожидает своего более глубокого и всестороннего изучения и надлежащего обоснования.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2008. № 2 (15). С. 69-72. © В.Н. Борков, 2008

УДК 347

НАРУШЕНИЕ ЗАКОННЫХ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ ЛИЧНОСТИ, ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА КАК СУЩНОСТЬ ДОЛЖНОСТНОГО ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ (СТ. 285 УК РФ)

В.Н. БОРКОВ

Исследуются понятие и сущность должностного злоупотребления.

Традиционно состав злоупотребления должностными полномочиями рассматривается как материальный. Во всех без исключения источниках отмечается, что необходимыми слагаемыми соответствующего ему посягательства являются деяние, общественно опасные последствия и причинная связь между ними. Действительно, такое представление об исследуемом преступлении вытекает из диспозиции ч. 1 ст. 285 УК РФ. Но полагаем, что законодательная конструкция не точно отражает механизм причинения вреда при злоупотреблении. Судебной практике не известны случаи привлечения к ответственности должностных лиц за покушение на совершение преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ. Дело в том, что существенное нарушение законных интересов личности, общества и государства — это скорее не следствие, а сущность противоречащего интересам службы использования должностных полномочий или невыполнения обязанностей.

Важно отметить, что речь идёт не об отсутствии последствий, а о том, что они неразрывно связаны с деянием. Злоупотребление полномочиями и нарушение прав и интересов — это разные стороны одного явления. Другое дело — убийство (ст. 105 УК РФ), здесь действительно два явления. Деяние, направленное на причинение смерти другому человеку — это причина, и следствие — смерть потерпевшего. Причём действия, направленные на причинение смерти, могут быть совершены, а последствие так и не наступить.

При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 285 УК РФ, суды, что вполне естественно, ориентируются на диспозицию данной нормы. Так, в одном из при-

говоров отмечается, что вынесение незаконного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела «повлекло существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего, а также охраняемых законом интересов общества и государства» . Хотя злоупотребление в данном случае не «повлекло», а выразилось в нарушении перечисленных интересов. Ведь при вменении изнасилования (ст. 131 УК РФ) никто не станет писать, что «половое сношение с применением насилия повлекло нарушение половой неприкосновенности потерпевшей». Половое сношение в данном случае выступило в качестве акта этого нарушения, т. е. речь опять идёт об одномоментном событии.

Более точен вывод суда, сделанный по факту уничтожения оперуполномоченным материалов проверки: «Сокрытием материала от регистрации посредством его уничтожения, непредоставления в дежурную часть ОВД… К. были дискредитированы правоохранительные органы, подорван их авторитет» . Высшая судебная инстанция здесь правильно отметила, что авторитет правоохранительных органов был подорван путем сокрытия материала, т. е. само по себе его сокрытие и представляет собой дискредитацию правоохранительных органов.

Использование полномочий при злоупотреблении выступает формой нарушения интересов личности, общества, государства. Ключевым в данном случае является такое свойство субъекта, как способность изменять правоотношения для третьих лиц. То есть нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых интересов общества или государства происходит

во время принятия должностным лицом вредоносного властного, организационно-распорядительного или административно-хозяйственного решения. В свою очередь, термин «существенное» характеризует именно злоупотребление, потому что «неблагоприятные последствия» неминуемы, жестко привязаны к употреблению полномочий. Использование конкретных полномочий всегда влечет такие же конкретные последствия.

Заметим, как формальные сконструированы все составы, представляющие собой специальные виды должностного злоупотребления. Так, при нецелевом расходовании бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов (ст. 2851, 2852 УК РФ) крупный размер характеризует деяние. Поэтому преступление является оконченным с момента принятия должностным лицом получателя бюджетных средств надлежащим образом оформленного решения об их нецелевом расходовании .

Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ) окончено с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого . Незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ) может состоять в принятии процессуальных решений о необоснованном прекращении уголовного дела или уголовном преследовании конкретного лица. Преступление, предусмотренное ст. 305 УК РФ, состоит в вынесении судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

В исследуемом аспекте также показательны и возможные виды «существенных нарушений», которые приводятся в постановлении Пленума Верховного суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге». Все они описываются посредством указания на действия или бездействие виновного. Существенный вред, с точки зрения высшей судебной инстанции, может выражаться: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета органов власти, государственных и муниципальных учреждений, создании помех и сбоев в их работе, нарушении общест-

венного порядка, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений и т. п. .

Последствия посягательств, предусмотренных ст. 285 УК РФ, часто имеют организационный характер. Это относится к случаям укрывательства преступлений, попустительства лицам, их совершившим, последствия также могут состоять в нарушении безопасности общества. Злоупотребления представителей власти в контролирующих органах могут причинить ущерб, например, противопожарному, санитарному, экологическому благополучию населения, его здоровью. Наличие подобных последствий трудно установить процессуальным путем в материалах уголовного дела, их наступление может быть опосредовано поведением третьих лиц. Всё это делает исследуемый уголовно-правовой запрет практически процессуально необеспеченным.

Сталкиваясь с трудностями установления характера и меры неблагоприятных последствий злоупотребления, следователи описывают их наличие формально, цитируют УК РФ, указывают на действия, представляющие собой противоречащее интересам власти и службы использование виновным предоставленных ему полномочий. В таких случаях у судов появляются основания для прекращения уголовного преследования в части ст. 285 УК РФ, так как последствия не установлены. Это позволяет очевидным коррупционерам уходить от ответственности.

Показательно решение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда в отношении бывшего начальника Управления труда и занятости населения (УТ и ЗН) администрации Омской области П. Последний за взятку в сумме 1000 долларов США, используя предоставленные ему полномочия, от имени УТ и ЗН разместил в Омском филиале Межэ-кономсбербанка депозит в сумме 500 млн руб. По мнению следствия, депозит был размещен под заведомо низкий процент на выгодных для банка условиях, что является злоупотреблением должностными полномочиями. Суд решил: «Указание о заключении договора вопреки интересам службы под заведомо низкий процент и наступившие в связи с этим вредные последствия не имеют достаточного доказательственного подтверждения и исключаются из обвинения» .

Считаем, что вредоносность подобного административно-хозяйственного решения очевидна уже в момент его принятия. Об этом, кстати, свидетельствует и сумма полученной за него взятки. Возникает вопрос: «Зачем переносить момент окончания данного преступления на более поздние сроки?» Неужели нужно было ждать, напомним, речь идёт о середине 90-х гг. прошлого века, чтобы деньги обесценились, а банкиры получили за счет бюджета незаконную выгоду. Выполнение государственных обязательств в сфере труда и занятости населения прекратилось уже с момента помещения предназначенных для этих целей бюджетных средств на депозит банка.

Добавим, что зарубежный законодатель, описывая признаки должностных злоупотреблений, как правило, не указывает на последствия. Кроме того, например, в Уголовном кодексе Федеративной Республики Германия вообще нет такой общей нормы, а предусмотрена ответственность только за злоупотребления конкретными полномочиями в различных сферах государственного управления . Статья 432-1 Отдела 1. Уголовного кодекса Франции «О злоупотреблениях властью, посягающих на порядок управления» предусматривает ответственность для лиц, «обладающих публичной властью», действующих во исполнение своих полномочий, принимающих меры, «направленные на воспрепятствование исполнению закона» . В соответствии с § 302 «Злоупотребление административной властью» Уголовного кодекса Австрии наказанию подлежит «чиновник, который осознанно злоупотребляет служебным положением с намерением ущемить другое лицо в правах, исполняя свои полномочия» . По Уголовному кодексу Дании (глава 16 «Преступления, совершаемые при осуществлении государственных функций» § 146) «если лицо, наделенное юрисдикцией или иной государственной властью, принимая решение по любому вопросу, касающемуся законных прав частных лиц, проявляет несправедливость при разрешении и рассмотрении дела, то оно подлежит тюремному заключению…» .

Признание того, что существенное нарушение законных прав и интересов личности общества и государства при злоупотреб-

лении характеризует в равной мере и последствия, и способ посягательства, создает предпосылки для применения сравнительного метода уяснения содержания признаков соответствующего состава при решении конкретных задач квалификации. Рассматривая возможность вменения ст. 285 УК РФ, в первую очередь, нужно оценивать не последствия, а именно способ совершения преступления. Так, в ч. 2 ст. 1 главы 20 Уголовного кодекса Швеции «О злоупотреблении служебным положением и т. п.» предлагаются следующие официальные критерии отграничения преступного злоупотребления от непреступного: «Если ввиду должностных полномочий лица, совершившего преступление, или ввиду характера его должности в связи с осуществлением им публичной власти в других отношениях, или ввиду других обстоятельств деяние может рассматриваться как малозначительное, то не должно назначаться никакого наказания» .

Оценка нарушения прав как «существенного» при квалификации злоупотребления всё равно не может не зависеть как от объективных условий, так и от правосознания лица, применяющего закон. Но главное в этой ситуации — основания принимаемых решений находить исключительно в Уголовном законе. Анализируя специальные виды злоупотребления должностными полномочиями, предусмотренные УК РФ, можно прийти к выводу, что, например, существенным нарушением интересов гражданина должно признаваться незаконное лишение его свободы, принятие организационно-распорядительных решений, связанных с необоснованным увольнением служащих, употребление властных полномочий, состоящее в незаконном ограничении права на занятие предпринимательской деятельностью, и т. п.

Вменение ст. 285 УК РФ по признаку существенного нарушения интересов общества и государства допустимо, если в результате сознательного, противоречащего здравому смыслу использования должностных полномочий или служебного бездействия укрывается тяжкое преступление, необоснованно выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела либо преступник освобождается от ответственности. Кроме того, злоупотребление может быть выра-

жено в принятии административно-хозяйственного решения о заведомо неэффективном расходовании бюджетных средств.

По изложенным выше причинам, учитывая неизбежность разрушительного воздействия на правопорядок каждого незаконного или извращающего смысл закона употребления полномочий, предлагаем изложить

ч. 1 ст. 285 УК РФ в следующей редакции: «Использование должностным лицом своих полномочий, выразившееся в существенном нарушении прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности».

Мы намеренно предлагаем исключить из диспозиции указание на то, что использование полномочий должно противоречить интересам службы. Во-первых, заведомо незаконное, бьющее по интересам личности, общества и государства управленческое решение или бездействие должностного лица априори противоречит задачам публичной власти. Поэтому данный признак избыточен. Во-вторых, указание на обязательное противоречие интересам именно «службы» хотя и формально, но все-таки сужает круг возможных субъектов преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ. Напомним, ряд должностных лиц вообще служащими не являются и поэтому на соответствующие интересы посягнуть не могут. Это лица, занимающие государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъек-

тов Российской Федерации, главы органов

местного самоуправления.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации № 3-004-4 от 11 февраля 2004 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2004. — № 9. — С. 15.

4. См., например: Чучаев А.И. Преступления против правосудия: Научно-практический

комментарий. — Ульяновск, 1997. — С. 13;

Рашковская Ш.С. Преступления против правосудия. — М., 1978. — С. 21.

5. См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. -1990. — № 3. — С. 17.

6. Архив Омского областного суда за 1996 г. Уголовное дело № 2-81.

7. См.: Уголовный кодекс Федеративной Республики Германия / науч. ред. Д.А. Шестаков. — СПб., 2003. — С. 504-522.

8. См.: Уголовный кодекс Франции / науч. ред. Л.В. Головко, Н.Е. Крылова. — СПб., 2002. -С. 377.

9. Уголовный кодекс Австрии / науч. ред. С.В. Милюков. — СПб., 2004. — С. 330.

10. Уголовный кодекс Дании / науч. ред. С.С. Беляев. — СПб., 2001. — С. 131.

11. Уголовный кодекс Швеции / науч. ред. Н.Ф. Кузнецова, С.С. Беляев. — СПб., 2001. -С. 166.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *