Привлечение к административной ответственности должностного лица

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ, отвечая на вопрос о правомерности одновременного привлечения к административной ответственности юрлица и должностного лица, действующего в его интересах, за одно правонарушение в сфере закупок по Федеральным законам от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ и от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ пришли к следующему выводу. Общими правилами КоАП вне зависимости от состава того или иного административного правонарушения определяется порядок привлечения должностных лиц и организаций (ст. 2.4, ст. 2.10 КоАП РФ). Вместе с тем данными нормами не урегулирован вопрос о привлечении к ответственности указанных лиц одновременно, равно как и не установлены правила, по которым в том или ином случае осуществляется привлечение к ответственности лишь одного из них. При этом вина юрлица в совершении административного правонарушения хотя и не тождественна вине соответствующего физлица, однако она проявляется в виновном действии (бездействии) физлица, выступающего от имени такой организации. Об этом указывается в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2013 г. № 1-П, от 25 февраля 2014 г. № 4-П и от 14 апреля 2020 г. № 17-П.

Следовательно, наличие оснований для привлечения к ответственности должностного лица практически всегда означает наличие оснований для привлечения к ответственности и юрлица, от имени которого оно выступало, если соответствующая норма КоАП РФ предусматривает ответственность обоих субъектов за конкретное правонарушение.

Исходя из этого ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ устанавливает, что назначение административного наказания юрлицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физлицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физлица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юрлицо.

В связи с чем эксперты полагают, что при совершении должностным лицом правонарушения, за которое к ответственности может быть привлечено как указанное лицо, так и юрлицо, чьи интересы оно представляет, – к административной ответственности могут быть привлечены оба данных субъекта. Указанный вывод находит подтверждение и в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Эксперты также отметили, что в проекте нового КоАП РФ предполагается иной подход к рассмотрению данного вопроса. Предусматривается, что одновременное привлечение юрлица и его должностного лица к ответственности за одно и то же административное правонарушение недопустимо, за исключением случаев, когда санкцией Особенной части КоАП РФ либо закона субъекта РФ предусмотрены различные виды административных наказаний для организации и ее должностного лица, либо когда одно из указанных лиц подлежит освобождению от административного наказания, если его применение может повлечь за собой невозможность исполнения лицом обязанности, за неисполнение которой оно привлекается к административной ответственности. Остается добавить, что новый КоАП РФ в настоящее время пока не принят и находится на стадии доработки по итогам повторного общественного обсуждения.

В Сочи возбудили уголовное дело в отношении сотрудника ГИБДД, который увел от ответственности виновника ДТП, сбившего мотоциклиста, сообщили в пресс-службе прокуратуры Краснодарского края.

По данным ведомства, авария произошла в феврале 2019 года в Лазаревском районе. В результате происшествия мотоциклиста госпитализировали в медучреждение.

Оформлявший аварию сотрудник ГИБДД воспользовался неудовлетворительным состоянием пострадавшего и принудил его признать получение травм по собственной невнимательности. Помимо этого, полицейский в отсутствие водителя мотоцикла привлек его к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.15 (Нарушение правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги, встречного разъезда или обгона), самостоятельно расписавшись в вынесенном постановлении.

В последующем это решение было отменено судом. В отношении сотрудника ГИБДД возбуждено уголовное дело по ст. 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями) и по ст. 292 УК РФ (Служебный подлог).

Административный материал в отношении реального виновника в ДТП в настоящее время рассматривается судом.

1. Статья посвящена должностным лицам как специальным субъектам административных правонарушений. В большинстве статей КоАП РФ в числе возможных субъектов административной ответственности названы должностные лица.

2. Административная ответственность должностных лиц играет важную роль в обеспечении законности и дисциплины в управлении. Основанием для привлечения таких лиц к административной ответственности является совершение ими административных правонарушений в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. Такая установка КоАП РФ никоим образом не ставит знак равенства между дисциплинарным и административным правонарушением, между дисциплинарной и административной ответственностью. КоАП РФ лишь презюмирует, что невыполнение должностными лицами обязанностей по службе может быть не только дисциплинарным проступком, но и административным правонарушением. Причем не любой дисциплинарный проступок, если он совершен должностным лицом, может автоматически считаться административным правонарушением. Для признания его таковым необходимо, чтобы данное правонарушение было зафиксировано в конкретной статье Особенной части КоАП РФ. Законодатель при формулировании составов со специальным субъектом ответственности руководствовался определенным ограничителем: административным правонарушением признается нарушение лишь таких служебных правил (обязанностей), которые имеют надведомственный характер и охраняют государственный интерес.

Сложная правовая природа таких служебных обязанностей обусловила то обстоятельство, что государство, во-первых, охраняет их с помощью не одного, а нескольких видов ответственности и, во-вторых, учредило соответствующие контрольно-надзорные органы, призванные следить за выполнением этих правил.

3. В комментируемой статье впервые в законодательстве об административных правонарушениях закреплено понятие должностного лица как субъекта административной ответственности. В своей основе оно совпадает с определением должностного лица, данным в Уголовном кодексе РФ, если принять во внимание обобщающую формулировку ст. ст. 201, 285, 318 УК РФ (см. комментарий к ст. 19.28 КоАП РФ).

Прежде всего, данная статья относит к должностным лицам представителей власти, т.е. лиц, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости. Речь идет о должностных лицах правоохранительных и контролирующих органов. Функции представителя власти могут осуществляться постоянно, временно или по специальному полномочию. К должностным лицам отнесены работники, полномочные выполнять организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, т.е. полномочные совершать в пределах своей компетенции властные действия, имеющие юридически значимые последствия (например, издавать правовые акты, давать обязательные указания, нанимать и увольнять работников, управлять государственным имуществом, распоряжаться денежными средствами).

В качестве должностных лиц (кроме должностных лиц, являющихся государственными или муниципальными служащими, служащими государственных учреждений и организаций) рассматриваются также руководители и иные работники иных (т.е. негосударственных) организаций, совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций.

Ныне перечень таких лиц дополнительно конкретизирован применительно к ряду статей Особенной части КоАП РФ. Речь идет об ответственности членов советов директоров, коллегиальных исполнительных органов, счетных, ревизионных, ликвидационных комиссий юридических лиц и руководителей организаций, осуществляющих полномочия единоличных исполнительных органов других организаций, за нарушение требований законодательства о хранении документов (ст. 13.25), за нарушение законодательства о биржах и биржевой торговле (ст. 14.24), за нарушения законодательства о ценных бумагах (ст. ст. 15.17 — 15.22), а также за административные правонарушения, предусмотренные ст. ст. 15.23.1, 15.24.1, 15.29 — 15.31, ч. 9 ст. 19.5 и рядом других статей КоАП РФ.

Федеральным законом от 17 июля 2009 г. N 160-ФЗ к числу должностных лиц отнесены также лица, осуществляющие функции члена конкурсной комиссии, котировочной комиссии или единой комиссии, созданной государственным или муниципальным заказчиком, уполномоченным органом, совершившие административные правонарушения, предусмотренные ст. ст. 7.29 — 7.32 КоАП РФ.

По ответственности приравнены к должностным лицам и индивидуальные предприниматели, т.е. лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Это общее правило, но из него законом может быть сделано исключение. Такое исключение установлено, например, в примечании к ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, где говорится о том, что за административные правонарушения, предусмотренные гл. 16 КоАП РФ, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как юридические лица.

4. Наличие у должностных лиц права совершать действия властного характера предопределяет и особенности их административной ответственности. К административной ответственности могут быть привлечены должностные лица, во-первых, при нарушении своими собственными действиями установленных правил; во-вторых, при даче подчиненным указаний, идущих вразрез с требованиями этих правил; в-третьих, за непринятие мер по обеспечению соблюдения правил подчиненными лицами, если обеспечение соблюдения этих правил входит в круг служебных обязанностей конкретного должностного лица.

5. Противоправное поведение должностного лица при наличии у него властных полномочий может причинить больший вред, нежели административное правонарушение обычного гражданина. Поэтому в конкретных статьях Особенной части Кодекса, в которых в качестве возможных субъектов ответственности названы как гражданин, так и должностное лицо, установлен повышенный размер штрафных санкций, применяемых к должностному лицу.

6. Тот факт, что административное правонарушение должностного лица одновременно является и нарушением служебных правил, т.е. дисциплинарным проступком, обусловливает вопрос о допустимости или недопустимости наложения на виновное должностное лицо сразу двух мер наказания: и административного наказания, и дисциплинарного взыскания. В КоАП РФ общего решения этого вопроса нет. Однако исходя из того что меры и дисциплинарной, и административной ответственности имеют характер наказания, вряд ли целесообразно обязательное одновременное применение к должностному лицу за совершение им противоправного деяния, содержащего признаки и дисциплинарного, и административного правонарушения, двойного наказания. Такое наказание допустимо, во-первых, лишь за отдельные виды правонарушений, социальная вредность которых достаточно велика, и, во-вторых, если об этом есть специальное указание в законе.

В случае причинения нарушителем еще и материального ущерба возможно одновременное применение за одно и то же деяние и административной, и материальной ответственности, поскольку последняя, в отличие от первой, выполняет лишь правовосстановительную функцию.

7. Федеральным законом от 8 мая 2010 г. N 83-ФЗ существенно расширен круг государственных и муниципальных учреждений (бюджетных учреждений), на которые распространяются порядок размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, и оказание услуг, установленный Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ (с изм. и доп.). В связи с этим служащие бюджетных учреждений, на которых возложены функции члена конкурсной, аукционной, котировочной или единой комиссии бюджетного учреждения — заказчика, также приравниваются к должностным лицам и, следовательно, несут ответственность, предусмотренную ст. ст. 7.29 — 7.32 настоящего Кодекса.

Общие основания административной ответственности юридических лиц и предпринимателей

Российская Федерация далеко не первое государство, где широко применяется институт административной ответственности юридических лиц и предпринимателей (в тех странах, где разделяется статус юридических лиц и лиц, занимающихся бизнесом персонально). В Европе нет ни одного государства, в котором бы в повседневной правоприменительной практике не подтверждалась значимость и эффективность данного института. Закономерно поэтому, что и КоАП РФ проявляет к нему повышенное внимание, признавая юридических лиц и предпринимателей субъектами значительного количества административных правонарушений, связанных с несоблюдением установленных правил в области промышленности и энергетики, связи и информации, предпринимательской деятельности, антимонопольного законодательства, финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг, таможенного дела, транспорта, экологии и многих других.

Правовой статус юридического лица в административно-деликтных отношениях имеет существенные особенности, наличие которых обусловило выделение в КоАП РФ ряда специальных норм, характеризующих специфику административной ответственности этой группы субъектов. Укажем на некоторые черты этой специфики.

1. В основе понятия юридического лица как субъекта административного правонарушения лежит гражданско-правовое определение данной правовой категории, сформулированное в ГК РФ (статьи 48 и 51 ГК РФ). Обязательным признаком юридического лица в таких отношениях является наличие у него гражданской правосубъектности. Из этого следует два важных вывода.

Во-первых, не любая организация, обладающая гражданской правосубъектностью, может быть субъектом административной ответственности. В частности, не являются таковыми общественные объединения, не зарегистрированные в качестве юридического лица (например, религиозные группы), международные организации, их филиалы и представительства, работающие на территории Российской Федерации, а также филиалы и представительства российских юридических лиц.

Во-вторых, административная ответственность юридических лиц распространяется не только на хозяйствующих субъектов, но и на субъектов публичного права, имеющих статус юридического лица.

Речь идет о различных публично-правовых образованиях, главным предназначением которых является не участие в гражданском обороте и не осуществление предпринимательской деятельности, а решение задач общественного характера либо путем различных форм общественной самодеятельности, либо путем реализации властных полномочий публичного управления.

Можно выделить две группы таких субъектов:

•организации, которые упоминаются в качестве юридических лиц в ГК РФ;

•организации, которые в качестве юридических лиц в ГК РФ не упоминаются и приобретают данный статус на основании иных нормативных правовых актов.

К первой группе можно отнести некоторые общественные объединения и учреждения, в том числе профсоюзы, политические партии, государственные и муниципальные учреждения: образовательные учреждения культуры, здравоохранения, научно-исследовательские институты, государственные университеты и т.п.

Во вторую группу входят, в частности, федеральные органы исполнительной власти и их территориальные органы (за исключением Правительства РФ, которое в соответствии с Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» не имеет статуса юридического лица); иные государственные органы, например Счетная палата, Центральная избирательная комиссия, а также представительные и исполнительные органы субъектов РФ, такие же органы местного самоуправления (подробнее см.: «Рассмотрение в судах общей юрисдикции дел об административных правонарушениях» (Панкова О.В., под ред. О.А. Егоровой, «Статут», 2014)).

Кроме того, в качестве юридических лиц публичного права следует рассматривать саморегулируемые организации, осуществляющие государственные функции по оказанию государственных услуг.

2. Юридические лица подлежат административной ответственности только тогда, когда это предусмотрено статьями Особенной части КоАП РФ или законами субъектов РФ (ч. 1 ст. 2.10 КоАП РФ). Это универсальное правило исключений попросту не знает.

3. В случае если в санкции статьи, устанавливающей административную ответственность, прямо не указано, что она применяется только к физическому лицу или только к юридическому лицу, данные нормы в равной мере действуют в отношении и физического, и юридического лица, за исключением случаев, если по смыслу данные нормы относятся и могут быть применены только к физическому лицу (ч. 2 ст. 2.10 КоАП РФ).

4. Из десяти видов административных наказаний, предусмотренных ст. 3.2 КоАП РФ, к юридическим лицам могут применяться только четыре: предупреждение, административный штраф, конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения, административное приостановление деятельности.

Наиболее распространенными из них являются административный штраф и конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения. Объявление устного замечания в порядке ст. 2.9 КоАП РФ к числу административных наказаний не относится.

При этом размер административного штрафа, исчисляемого в твердом рублевом эквиваленте, по общему правилу не может превышать 1 млн. руб. Однако за отдельные составы нарушений такой штраф установлен в значительно большем размере и может достигать десятков миллионов рублей. Как видим, введенные в законодательство об административных правонарушениях штрафные санкции для юридических лиц являются значительными по размеру и способны существенным образом влиять на их социально-экономическое положение. Очевидно, что подобное наказание объективно направлено на осуществление не только предупредительной, но и карательной функции, и в этом качестве оно вполне сопоставимо с уголовно-правовыми штрафами.

5. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо (ч. 3 ст. 2.10 КоАП РФ), при том, что за отдельные виды административных правонарушений для юридических лиц предусматриваются более высокие по размеру санкции по сравнению с санкциями для физических лиц.

По мнению Конституционного Суда РФ, такое правовое регулирование, будучи обусловленным спецификой юридических лиц, на которых, как на участников хозяйственного оборота возлагаются и риски, сопутствующие осуществляемой ими деятельности, а также тем обстоятельством, что в отличие от физических лиц они не признаются действующим законодательством субъектами уголовной ответственности, является конституционно допустимым (Постановления Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. № 7-П и от 26 ноября 2012 г. № 28-П).

Это правило многие авторы объясняют принципом справедливости, согласно которому каждое лицо несет ответственность за деяние в соответствии со степенью его вины. Однако у большинства правоприменителей и лиц, привлекаемых к административной ответственности, оно просто не укладывается в голове: почему за одно и то же правонарушение должны отвечать и юридическое лицо, и лицо физическое? Почему в этом случае законодатель по сути ввел принцип двойной ответственности за одно правонарушение (в административных протоколах составы правонарушений для юридических лиц и для должностных лиц часто формулируются словно «под копирку»). Такой подход особенно болезненно воспринимается владельцами небольшого бизнеса, для которых юридическое лицо – это, по существу, они сами, их дело, их жизнь. Критично относится к подобной практике и автор публикации. Полагаю, что рано или поздно нас ждут здесь принципиальные уточнения и разъяснения, например, по вопросу о том, что должностное лицо не может отвечать за то же самое правонарушение, состав правонарушения для него должен формулироваться иначе и быть специально предусмотрен КоАП РФ.

Положение ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ разъяснено в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. №5), в котором говорится о необходимости установления виновности как должностного, так и юридического лица в совершении административного правонарушения, за которое они могут быть привлечены к административной ответственности по одной и той же статье Особенной части Кодекса. Тем самым обращено дополнительно внимание на то, что в названной норме речь идет не о любых физических лицах, не имеющих никакого отношения к юридическому лицу, а о его должностных лицах.

В силу ч. 3 ст. 2.10 КоАП РФ возможность одновременного привлечения к административной ответственности за одно и то же правонарушение юридического лица и его должностного лица не исключается и в том случае, когда противоправное деяние выразилось в невыполнении требований индивидуального правового акта, адресованного как юридическому лицу, так и его должностному лицу (например, предписания контрольно-надзорных органов).

6. Признаки вины юридического лица, закрепленные в ч. 2 ст. 2.10 КоАП РФ, значительно отличаются от признаков вины физического лица.

Дело в том что сама субъектная категория юридического лица весьма специфична и представляет собой особую правовую конструкцию, которая не обладает ни психикой, ни волей, ни сознанием. Поэтому и традиционная трактовка вины как психического отношения лица к совершаемому им противоправному деянию и его последствиям здесь не подходит. Эти сформулированные законодателем признаки необходимо учитывать при привлечении юридических лиц к административной ответственности.

7. Индивидуальные предприниматели без образования юридического лица, совершившие административное правонарушение в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, при привлечении их к административной ответственности приравниваются к должностным лицам (примечание к ст. 2.4 КоАП РФ).

Строго говоря, должностными лицами индивидуальные предприниматели не являются, они лишь несут административную ответственность как должностные лица. Обращая внимание на оговорку, сделанную в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ, необходимо отметить, что положения об административной ответственности должностных лиц распространяются на них лишь в том случае, если федеральным законом не установлено иное.

Примечательно, что большинство статей главы 14 КоАП РФ, посвященной административным правонарушениям в области предпринимательской деятельности, также предусматривают ответственность только для должностных и юридических лиц. И лишь некоторые из более чем 60 составов правонарушений в данной области содержат санкции специально для индивидуальных предпринимателей (например, ст. ст. 14.1.2, 14.1.3, 14.25, 14.46.1). При этом размер применяемого к ним административного штрафа значительно превышает размер штрафа за аналогичное правонарушение, совершенное гражданами, не имеющими статуса индивидуального предпринимателя.

Малозначительность административных правонарушений

Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности правонарушения. Данные обстоятельства, в силу частей 2, 3 ст. 4.1 КоАП РФ, учитываются при назначении административного наказания.

В соответствии с абзацем третьим пункта 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. №5 малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Заметим, что в соответствии с п. 8. (Обзора судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30.11.2016) административное правонарушение, состав которого предусмотрен статьей 19.29 КоАП РФ (привлечение работодателем либо заказчиком работ (услуг) к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований, предусмотренных Федеральным законом от 25 декабря 2008 года №273-ФЗ «О противодействии коррупции»), ввиду особой значимости охраняемых законом общественных отношений, выступающих объектом посягательства этого административного правонарушения, не может быть признано малозначительным.

Очевидно, что судебной практикой будут наработаны подходы и по другим составам административных правонарушений, где будет нельзя применять малозначительность.

Применять малозначительность может как орган, рассматривающий вопрос о привлечении к административной ответственности, так и суд (когда он сам выступает как такой орган, и когда суд рассматривает вопрос в порядке обжалования решения такого органа).

При малозначительности совершенного административного правонарушения лицо, совершившее административное правонарушение, административному наказанию не подвергается.

Таким образом, не будет являться обстоятельством, отягчающим административную ответственность, совершение повторного административного правонарушения в случае, когда за первое административное правонарушение лицу, привлекавшемуся к административной ответственности, было объявлено устное замечание в порядке ст. 2.9 КоАП РФ.

Личная практика автора статьи показывает, что применение государственными органами и судами малозначительности происходит только тогда, когда просьба об этом:

•следует по делам, где не отрицается сам факт административного правонарушения, но внимание органа правоприменения акцентируется на его малозначительности;

•подробно мотивирована с приведением аргументов и соответствующих доказательств;

•проиллюстрирована похожей судебной практикой, особенно – местной;

•подкреплена ссылками на отсутствие вредных последствий, на формальный характер нарушения.

Продолжение в следующем номере

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «СЛЕПЦОВ И ПРТНЕРЫ», кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Российской Федерации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *