Согласие субъекта персональных данных

Согласие на обработку персональных данных

Ответственность за нарушение законодательства

Когда согласие на обработку персональных данных не требуется

Итоги

Согласие на обработку персональных данных

В соответствии со ст. 9 закона «О персональных…» от 27.07.2006 № 152-ФЗ субъект персональных данных самостоятельно принимает решение о предоставлении права на обработку и использование этой информации третьими лицами. Согласие оформляется в письменном виде (а если данные передаются через интернет, в электронном).

Необходимость в предоставлении личной информации возникает постоянно: при медицинском осмотре в поликлинике, трудоустройстве на работу и даже оформлении заказа в интернет-магазине.

Сторона, получающая личные сведения, обязана:

  • заручиться согласием их владельца на обработку и использование;
  • обеспечивать конфиденциальность;
  • хранить документ, подтверждающий, что владелец разрешил работать с ними.

Нарушение этих требований влечет за собой применение к оператору персональных данных мер ответственности.

Ответственность за нарушение законодательства

Согласно ч. 1 ст. 6 закона № 152 для обработки личных сведений необходимо получить согласие лица, которому они принадлежат. Использование персональных данных без согласия по общему правилу является нарушением закона и влечет за собой привлечение ответственного за их обработку к дисциплинарной, административной и даже уголовной ответственности (ч. 1 ст. 24 закона № 152).

Так, работодатель может объявить должностному лицу — работнику организации выговор за ненадлежащее исполнение им своих должностных обязанностей или уменьшить размер стимулирующей выплаты (премии), при условии что такой вид наказания предусмотрен действующим на предприятии коллективным договором или иным локальным документом.

Административная ответственность за обработку данных без согласия лица, которому они принадлежат, предусматривает наложение на нарушителя штрафа в размере (ч. 2 ст. 13.11 КоАП РФ):

  • 3–5 тыс. руб. — на граждан;
  • 10–20 тыс. руб. — на должностных лиц;
  • 15–75 тыс. руб. — на юридических лиц.

Уголовная ответственность наступает за незаконный сбор сведений о частной жизни человека (в том числе о личной или семейной тайне), а также за неправомерный доступ к компьютерной информации, содержащей такие сведения (ст. 137, 272 УК РФ).

Кроме того, субъект персональных данных может потребовать от нарушителя возмещения причиненного ему морального вреда (ч. 2 ст. 24 закона № 152).

За соблюдением законодательных требований в области личной информации следит Роскомнадзор.

Когда согласие на обработку персональных данных не требуется

В соответствии с ч. 1 ст. 6 закона № 152 не требуется согласие на обработку персональных данных в следующих случаях:

  • если лицо является участником судебного разбирательства;
  • если данные необходимы для исполнения госорганами своих полномочий в области предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе для регистрации гражданина на портале «Госуслуги»;
  • для исполнения договора, выгодоприобретателем или поручителем по которому выступает лицо (или для заключения такого договора от его имени);
  • если ситуация требует немедленных действий, необходимых для сохранения жизни и здоровья гражданина, а получить его согласие невозможно (например, человек находится без сознания);
  • собранные личные данные будут использованы в целях проведения статистического или иного исследования, при условии что они будут обезличены;
  • лицо ранее самостоятельно сделало свои данные доступными для неограниченного количества пользователей;
  • данные должны быть раскрыты в соответствии с действующими законодательными требованиями;
  • информация используется для журналистской, творческой или научной деятельности, а также для работы СМИ, при условии что это не нарушает права и законные интересы гражданина.

Итоги

Итак, обработка и распространение персональных данных без согласия их обладателя является нарушением законодательства, которое влечет за собой привлечение нарушителя к ответственности. Однако возможны ситуации, когда законодатель освобождает лицо, уполномоченное на работу с личными данными, от обязанности по получению согласия на их обработку. Например, если человек по состоянию здоровья попросту не может его представить.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Пункт 1 части 1 статьи 6 Закона о персональных данных устанавливает, что обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных. Случаи, при которых обработка персональных данных допускается без согласия субъекта персональных данных, предусмотрены пунктами 2-11 части 1 статьи 6 Закона о персональных данных.

К таким случаям, в частности, относится:

2) обработка персональных данных необходима для достижения целей, предусмотренных международным договором Российской Федерации или законом, для осуществления и выполнения возложенных законодательством Российской Федерации на оператора функций, полномочий и обязанностей;

3) обработка персональных данных осуществляется в связи с участием лица в конституционном, гражданском, административном, уголовном судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах;

3.1) обработка персональных данных необходима для исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, подлежащих исполнению в соответствии с законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве (далее – исполнение судебного акта);

4) обработка персональных данных необходима для исполнения полномочий федеральных органов исполнительной власти, органов государственных внебюджетных фондов, исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и функций организаций, участвующих в предоставлении соответственно государственных и муниципальных услуг, предусмотренных Федеральным законом от 27.07.2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», включая регистрацию субъекта персональных данных на едином портале государственных и муниципальных услуг и (или) региональных порталах государственных и муниципальных услуг;

5) обработка персональных данных необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных или договора, по которому субъект персональных данных будет являться выгодоприобретателем или поручителем;

6) обработка персональных данных необходима для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов субъекта персональных данных, если получение согласия субъекта персональных данных невозможно;

7) обработка персональных данных необходима для осуществления прав и законных интересов оператора или третьих лиц, в том числе в случаях, предусмотренных Федеральным законом «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», либо для достижения общественно значимых целей при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъекта персональных данных;

8) обработка персональных данных необходима для осуществления профессиональной деятельности журналиста и (или) законной деятельности средства массовой информации либо научной, литературной или иной творческой деятельности при условии, что при этом не нарушаются права и законные интересы субъекта персональных данных;

9) обработка персональных данных осуществляется в статистических или иных исследовательских целях, за исключением целей, указанных в статье 15 настоящего Федерального закона, при условии обязательного обезличивания персональных данных;

10) осуществляется обработка персональных данных, доступ неограниченного круга лиц к которым предоставлен субъектом персональных данных либо по его просьбе (далее — персональные данные, сделанные общедоступными субъектом персональных данных);

11) осуществляется обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом.

Другие вопросы по теме

  • Кто может являться оператором персональных данных?
  • В каких случаях оператор вправе осуществлять обработку персональных данных без уведомления уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных?
  • Каким образом можно отозвать согласие на обработку персональных данных?
  • Какие действия могут быть предприняты субъектом персональных данных при нарушениях требований законодательства Российской Федерации в области персональных данных?

Эдвард Хоппер. Летний вечер. 1947 Иллюстрация: Francis G. Mayer/Corbis/VCG via Getty Images

В прошлой колонке о жестком сексе я упомянула тему согласия и сейчас хотела бы коснуться ее подробнее.

Мы живем в интересное время — общество в очередной раз пересматривает «правила секса». Знаменитый антрополог Гэйл Рубин в ставшем классикой эссе 1981 года «Размышляя о сексе» писала, что секс, как часть человеческой жизни, всегда оказывается смешанным с политикой. Но бывают исторические периоды, когда «за сексуальность сражаются более рьяно и политизируют ее более остро. И в такие периоды мы пересматриваем всю область эротического». Ее эссе было написано в период так называемых «феминистских войн за секс», когда феминистское движение разделилось на два лагеря: лагерь сексуальной эмансипации, рассматривающий секс как взаимное удовольствие мужчин и женщин, и лагерь, более громкий и многочисленный, рассматривающий секс как инструмент власти и угнетения женщин.

Идея согласия, активно обсуждаемая еще в те годы, стала одной из центральных снова, когда движение #MeToo показало, насколько мы как общество далеки от единого ее понимания. Казалось бы, мультик про чай или подробные памятки с инфографикой разжевывают все даже для самых непонятливых. Что тут еще обсуждать?

Но само определение согласия оказывается не такой уж однозначной вещью. «Наличие отношений не является согласием. Молчание не является согласием. Даже если партнер говорит «да”, возможно, он делает это из страха или вины. Даже если партнер подает невербальные знаки согласия, это не означает согласия», — пишет медицинский портал Healthline. Согласие должно быть утвердительным, высказываться с энтузиазмом и быть дано вербально на каждой стадии развития сексуального контакта. «Убедитесь, а не предполагайте».

Даже самой феминистической стране мира еще далеко до согласия о том, что есть согласие

В 2018 году Швеция приняла новый закон, который объявлял любой половой акт без активного согласия «изнасилованием по неосторожности», даже если не были применены сила или запугивание. За год было рассмотрено 84 дела с этим обвинением.

Даже самой феминистической стране мира еще далеко до согласия о том, что есть согласие. Одной из причин этого является несовпадение коммуникации. Одно из исследований в этой области показало, что под одними и теми же невербальными сигналами мужчины и женщины могут понимать разное. Однако и мужчины, и женщины сказали, что предпочитают использовать невербальные сигналы во время сексуального контакта. Другое исследование также показало существенную разницу между тем, как мужчины и женщины высказывают и интерпретируют согласие.

Голландская компания LegalThings разработала приложение LegalFling, позволяющее пользователям легально зафиксировать согласие на секс несколькими движениями на смартфоне с использованием технологии блокчейн. Но даже не заостряя внимания на том, во что превратится секс с таким приложением, хочется обозначить несколько более фундаментальных проблем, почему согласие не может быть панацеей в современном диалоге о сексе и границах.

Во-первых, идея согласия основывается на представлении, что мужчины — это активные добыватели секса, а женщины — объект их притязаний, и они могут соглашаться или не соглашаться на секс. Это позиционирование сторон очень далеко от равноправия и свободы. «Когда женщины активно претворяют в жизнь свои сексуальные желания, их винят во всем: в изнасилованиях, в крахе маскулинности, в изменах мужа, в раке шейки матки, в приставаниях на улице и даже в землетрясениях», — пишет Жаклин Фридман, основательница движения Yes means yes! в своей книге «Чего ты на самом деле хочешь: гид по сексу и безопасности для умных женщин без стыда».

Традиционный подход к согласию предполагает, что люди — это рациональные существа, которые точно знают, чего хотят, и свободно об этом сообщают

Во-вторых, фокусирование на согласии переносит внимание на антагонизм и риски судебных тяжб. Согласие становится юридическим инструментом для защиты от обвинений, а не тем, что мы ищем в партнерах и в сексе — взаимностью. Оно делает ненужными настройку на партнера, желание понять его сигналы. Согласие должно быть не галочкой (ты сказала «да», значит, не можешь меня ни в чем обвинить), а диалогом, в котором оба партнера вынуждены и учатся слушать и слышать друг друга.

В-третьих, фокусируясь на идее некоего социального контракта, мы оказываемся в мире, в котором мы легально «владеем» своим телом (а посему можем его выдать, продать и отдать в определенно оговоренное использование). Энн Кэхилл в своей книге «Переосмысливая изнасилование» пишет, что введение согласия в рамки контрактного права «может предполагать, что выдавшая согласие сторона должна выполнить действие, о котором дано согласие, и потому получатель «согласия” может говорить о понесенном ущербе, если обещанное ему по социальному контракту не было получено».

Проблемой традиционного подхода к согласию является даже не то, что он слишком усложняет сексуальные отношения, сколько то, что он не учитывает, как действуют наши чувства в зависимости от социальных ролей, сценариев, личных особенностей, ситуации и так далее. Он предполагает, что люди — это рациональные существа, которые точно знают, чего хотят, и свободно об этом сообщают.

Внедрение протоколов согласия делает неважным такой необходимый труд сонастройки, внимания к желаниям партнера, во всех их нюансах. Оно низводит многочисленные эмоциональные, психологические, физические потребности и особенности партнера до сигнальной системы светофора, разбивая секс на какие-то формальные отрезки. Но это совершенно не учитывает природы секса, того, как желание развивается и изменяется в процессе и, самое главное, внутри уже совершающегося контакта.

О том, что согласие — важная, но недостаточная идея в новой этике секса, пишут многие феминистические философы. Линда Мартин Алкофф в своей книге «Изнасилование и сопротивление», профессор Ребекка Какла, профессор Элли Андерсон говорят, что «согласие» и «отказ» — не всегда подходящая логика для разговора о сексе, что мы должны искать новую этику. Ей могут стать идеи «приглашения», «дара», «сонастройки».

Мы разные. Мы испытываем удовольствие от флирта и от прямоты. Мы хотим быть завоеванными и хотим завоевывать. Мы любим игры и не любим игр

Я бы хотела предложить такую радикальную мысль. Человек — не машина, не рациональный агент, распоряжающийся своим телом в рамках социальных контрактов. Мы сложнее, чем можно вписать в договор мелким шрифтом. Наши отношения с самими собой далеки от прозрачности и однозначности. Мы изменчивы, непоследовательны, совершаем ошибки — но это не делает нас недееспособными жертвами, которых надо постоянно контролировать и защищать, как маленьких детей.

Мы разные. Мы испытываем удовольствие от флирта и от прямоты. Мы хотим быть завоеванными и хотим завоевывать. Мы любим игры и не любим игр. Мы краснеем удушливой волной, слегка соприкоснувшись рукавами, и мы решительно расстегиваем блузку. И мы, оказывается, хотим друг друга. И хотим, чтобы нас понимали.

И здесь мне очень близки слова Элли Андерсон: «Ключевой частью изменений в этике секса должно стать развитие сонастройки партнеров. Сонастройка — это осознанная, интегрированная взаимность двух субъектов, которая требует невербальной и вербальной коммуникации в процессе, в которой каждый партнер познает и рождает свои желания. Возможно, для этого женщинам придется отучиться самообъективировать, а мужчинам — не видеть в активном желании женщин угрозы или конкуренции. Возможно, этим путем станет развитие эмпатии».

Очень важно, что мы выделяем, маркируем и осуждаем насилие и сделали в этом направлении огромный новый шаг, назвав новые нормы «преступного». Но очень важно понимать, что уголовным кодексом невозможно отрегулировать все аспекты наших сложных взаимоотношений. Для изменения этики отношений мы в этих отношениях должны прежде всего быть, учиться и совершать неизбежные ошибки.

Цитата ( Статья 9. Согласие субъекта персональных данных на обработку его персональных данных (в ред.Федерального закона от 25.07.2011 N 261-ФЗ) Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных»):1.Субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе. Согласие на обработку персональныхданных должно быть конкретным, информированным и сознательным. Согласие на обработку персональныхданных может быть дано субъектом персональных данных или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом. В случае получения согласия на обработку персональных данных от представителя субъекта персональных данных полномочия данного представителя на дачу согласия от имени субъекта персональных данных проверяются оператором.
2.Согласие на обработку персональных данных может быть отозвано субъектом персональных данных. В случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку персональных данных оператор вправе продолжить обработку персональных данных без согласия субъекта персональных данных при наличии оснований, указанных в пунктах 2 — 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 настоящего Федерального закона.
3.Обязанность предоставить доказательство получения согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных или доказательство наличия оснований, указанных в пункта 2 — 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 настоящего Федерального закона, возлагается на оператора.
4.В случаях, предусмотренных федеральным законом, обработка персональных данных осуществляется только с согласия в письменной форме субъекта персональных данных. Равнозначным содержащему собственноручную подпись субъекта персональных данных согласию в письменной форме на бумажном носителе признается согласие в форме электронного документа, подписанного в соответствии с федеральным законом электронной подписью. Согласие в письменной форме субъекта персональных данных на обработку его персональныхданных должно включать в себя, в частности:
1)фамилию, имя, отчество, адрес субъекта персональных данных, номер основного документа, удостоверяющего его личность, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе;
2)фамилию, имя, отчество, адрес представителя субъекта персональных данных, номер основного документа, удостоверяющего его личность, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе, реквизиты доверенности или иного документа, подтверждающего полномочия этого представителя (при получении согласия от представителя субъекта персональных данных);
3)наименование или фамилию, имя, отчество и адрес оператора, получающего согласие субъекта персональныхданных;
4)цель обработки персональных данных;
5)перечень персональных данных, на обработку которых дается согласие субъекта персональных данных;
6)наименование или фамилию, имя, отчество и адрес лица, осуществляющего обработку персональных данныхпо поручению оператора, если обработка будет поручена такому лицу;
7)перечень действий с персональными данными, на совершение которых дается согласие, общее описание используемых оператором способов обработки персональных данных;
8)срок, в течение которого действует согласие субъекта персональных данных, а также способ его отзыва, если иное не установлено федеральным законом;
9)подпись субъекта персональных данных.
5.Порядок получения в форме электронного документа согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных в целях предоставления государственных и муниципальных услуг, а также услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг, устанавливается Правительством Российской Федерации.
6.В случае недееспособности субъекта персональных данных согласие на обработку его персональных данных дает законный представитель субъекта персональных данных.
7.В случае смерти субъекта персональных данных согласие на обработку его персональных данных дают наследники субъекта персональных данных, если такое согласие не было дано субъектом персональных данныхпри его жизни.
8.Персональные данные могут быть получены оператором от лица, не являющегося субъектом персональных данных, при условии предоставления оператору подтверждения наличия оснований, указанных в пунктах 2 — 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 настоящего Федерального закона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *