Срок привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника

Содержание

Продолжая цикл публикаций по отдельным вопросам банкротства, я хочу остановиться на теме субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника.

Учитывая, что заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по данному основанию весьма распространены, то здесь, так как меня интересует, прежде всего, защита от данных требований, я попытаюсь показать, когда суды не привлекают директоров к субсидиарной ответственности. Здесь я не рассматриваю вопросы привлечения к субсидиарной ответственности за неисполнение обязанности по подаче заявления лицами, указанными в п.3.1 ст.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Субсидиарная ответственность за неподачу заявления

Ст. 61.12 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает следующее:

Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

Отмечу, что ранее действующая ст.10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривала практически аналогичные правила для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по данным основаниям.

При наличии, каких обстоятельств, и в какие сроки руководитель должника должен обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным? Правильное определение существуют ли данные обстоятельства имеет решающее значение для защиты от субсидиарной ответственности руководителя должника.

Ч.1 ст.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает следующее:

Руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если:

удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;

должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества;

имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством;

настоящим Федеральным законом предусмотрены иные случаи

В предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности за неподачу заявления входит установление следующих обстоятельств (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.06.2016 по делу N 309-ЭС16-1553, N А50-4727/2012):

— возникновение одного из условий, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона;

— момент возникновения данного условия;

— факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;

— объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

Для применения вышеназванной нормы крайне важны следующие разъяснения п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» даются следующие разъяснения (далее — ППВС № 53), в котором говорится следующее:

Обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Иначе говоря, ППВС № 53 ориентирует на применение стандарта обычного разумного руководителя с учетом масштаба деятельности организации. Поэтому здесь нет никаких общих правил, а существует стандарт, который применяется с учетом конкретных обстоятельств обособленного спора.

Итак, рассмотрим правовые позиции, содержащиеся в определениях СКЭС ВС РФ и постановлениях судов округов, и обратим внимание на некоторые важные моменты.

Правовые позиции:

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20.07.2017 N 309-ЭС17-1801 по делу N А50-5458/2015
Для определения признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества правовое значение имеет совокупный объем возникших долговых обязательств, а не их структура. При анализе финансового состояния должника из общего числа его обязательств не исключаются те обязательства, которые не позволяют кредитору инициировать процедуру банкротства.

Иначе говоря, для определения признака неплатежеспособности не имеет значения, что обязательства, которые не могут быть исполнены, относятся к обязательствам, по которым нельзя подать заявление о признании должника несостоятельным. В данном случае важно учитывать сумму всех неисполненных обязательств.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.06.2016 по делу N 309-ЭС16-1553, N А50-4727/2012

В данном определении содержатся следующие важные правовые позиции:

Постановление по делу об административном правонарушении по ст. 14.13 КОАП РФ в отношении руководителя должника не является в части данных обстоятельств преюдициальным для арбитражного суда. В Определении говорится следующее:

В соответствии с частью 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Однако в данном случае решение было принято по административному делу о привлечении Буракова М.И. к ответственности за нарушение норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а не по гражданскому делу.

В связи с этим правовая оценка судом общей юрисдикции действий Буракова М.И. и примененные им положения закона, на которых основан вывод о наличии состава административного правонарушения, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего дело.

Вместе с тем, обстоятельства, установленные судом общей юрисдикции, должны учитываться арбитражным судом. Если арбитражный суд придет к иным, нежели содержащиеся в судебном акте суда общей юрисдикции, выводам он должен указать соответствующие мотивы. Данный подход согласуется с правовой позицией, изложенной в пункте 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях».

В рассматриваемом случае, оценив представленные по делу доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды констатировали недоказанность фактов, безусловно свидетельствующих о возникновении одного из условий, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве, и привели при этом надлежащие мотивы, по которым пришли к иным выводам, чем мировой судья, отметив отсутствие в решении мирового судьи вывода о моменте, когда руководитель должника Бураков М.И. обязан был обратиться с заявлением о признании общества банкротом.

Также в Определении говорится о том, что делать выводы о наличии задолженности лишь одного бухгалтерского баланса недостаточно:

Бухгалтерский баланс, на который ссылается конкурсный управляющий, сам по себе не может рассматриваться как безусловное доказательство начала возникновения у должника какого-либо обязательства перед конкретным кредитором для целей определения необходимости обращения руководителя должника в суд с заявлением о признании должника банкротом в соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, поскольку отражает лишь общие сведения об активах и пассивах применительно к определенному отчетному периоду.

Определение Верховного Суда РФ от 13.03.2015 N 301-ЭС15-723 по делу N А31-9327/2011 (отказное)

… наличие у должника задолженности по платежам в бюджет само по себе не может рассматриваться как безусловное доказательство начала возникновения у должника какого-либо обязательства перед конкретным кредитором для целей определения необходимости обращения руководителя должника в суд с заявлением о признании должника банкротом в соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, при том, что иные финансовые показатели должника в указанный период свидетельствовали о стабильной финансово-хозяйственной деятельности общества

Иначе говоря, для того, чтобы привлекать к субсидиарной ответственности по данному основанию необходимо наличие, как минимум двух кредиторов.

Следующим важным моментом для выяснения того, существовала ли обязанность по обращению с заявлением в суд, является установление обстоятельство того, было ли должник несостоятельным. И здесь возникает вопрос, а является ли само по себе обстоятельство превышения размера долгов над стоимостью активов основанием для обращения с заявлением руководителя должника?

Как оказывается, далеко не всегда наличие данного обстоятельства является основанием для обращения в суд. В данном случае следует учитывать позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в постановлении от 18.07.2003 N 14-П, в соответствии с которой формальное превышение размера кредиторской задолженности над размером активов, отраженное в бухгалтерском балансе должника, не свидетельствует об отсутствии у должника возможности исполнить свои обязательства; такое превышение не может рассматриваться как единственный критерий, характеризующий финансовое состояние должника, а приобретение разницей между суммами задолженностей отрицательных значений не является основанием для немедленного обращения в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве.

Данная позиция активно применяется судами с учетом вида деятельности должника. Приведу примеры.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.02.2018 N Ф04-6208/2017 по делу N А27-12230/2014
Наличие неисполненных перед кредиторами обязательств не влечет безусловной обязанности руководителя должника обратиться в суд с заявлением о признании банкротом.

Кроме того, положения пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве направлены на защиту прав лиц, вступивших в договорные отношения с должником после даты возникновения у него признаков банкротства. Между тем кредиторы должника (ресурсоснабжающие организации) в силу законодательного регулирования их деятельности не имели возможности отказаться от исполнения своих обязательств по договорам, заключенным с должником, конечными получателями услуг которых являлись граждане — собственники и пользователи помещений в многоквартирных домах и жилых домов.

В данном случае именно специфика бизнеса должника позволила его руководителю защититься от субсидиарной ответственности.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.12.2019 N Ф05-20921/2019 по делу N А41-88201/2016
Ситуация, при которой организация имеет непогашенную задолженность перед ресурсоснабжающими организациями одновременно с кредиторской задолженностью населения, является обычной для функционирования управляющих организаций. В свою очередь ресурсоснабжающие организации не могли прекратить исполнение обязательств по поставке энергии, водоснабжению и водоотведению, конечными получателями которой являлись жители многоквартирных домов.

Ресурсоснабжающие организации, являющиеся кредиторами должника, не могли отказаться от заключенных договоров энергоснабжения, водоснабжения и водоотведения, поскольку такие действия привели бы к отключению жилых многоквартирных домов от энергетических и водных ресурсов. В этой связи задолженность управляющей компании перед кредиторами, возникшая после неисполнения должником своих обязательств по оплате тепловой и электрической энергии, водоснабжению и водоотведению, не может быть включена в размер субсидиарной ответственности на основании статьи 9 Закона о банкротстве.

Вместе с тем, ответственность, предусмотренная статьей 10 Закона о банкротстве, является гражданско-правовой, и при ее применении должно быть доказано наличие состава правонарушения, включающее наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда и причинно-следственную связь между противоправным действием и негативными последствиями.

Следовательно, как обоснованно указали суды, в условиях реальной хозяйственной деятельности управляющей компании, наличие средней шестимесячной просрочки по обязательствам перед ресурсоснабжающими организациями не выходит за пределы обычного предпринимательского риска

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.08.2019 N Ф05-12019/2019 по делу N А40-261246/2018
Таким образом, для целей разрешения вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности по упомянутым основаниям установление момента подачи заявления о банкротстве должника приобретает существенное значение, учитывая, что момент возникновения такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом осознания руководителем критичности сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования без негативных последствий для должника и его кредиторов.

В связи с этим в процессе рассмотрения такого рода заявлений, помимо прочего, необходимо учитывать режим и специфику деятельности должника, а также то, что финансовые трудности в определенный период могут быть вызваны преодолимыми временными обстоятельствами.

Следующим, крайне важным моментом, имеющим значение для привлечения к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию, является установление даты, когда руководитель должника должен был бы обратиться с соответствующим заявлением в арбитражный суд.

При этом следует помнить, что такая дата должна быть определена КУ в заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности и если она в нем определена неправильно, то арбитражный суд не может сам изменить данную дату. Если суд убедится, что в дату, указанную в заявлении КУ, когда руководитель должника должен был обратиться в суд, должник не соответствовал критериям, при наличии которых руководитель должен был бы обратиться с заявлением, то суд должен отказать в привлечении руководителя к субсидиарной ответственности по данному основанию.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.04.2019 N Ф07-2290/2019 по делу N А66-10892/2015
Для целей разрешения вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности по упомянутым основаниям установление момента подачи заявления о банкротстве должника приобретает существенное значение, так как момент возникновения такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом осознания руководителем критичности сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности хозяйствования в нормальном режиме без негативных последствий для должника и его кредиторов.

В связи с этим в процессе рассмотрения такого рода заявлений, помимо прочего, необходимо учитывать режим и специфику деятельности должника, а также то, что финансовые трудности в определенный период могут быть вызваны преодолимыми временными обстоятельствами.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.01.2018 N Ф07-13878/2017 по делу N А05-13795/2015
Отказывая в удовлетворении требований конкурсного управляющего, суды обоснованно исходили из того, что конкретная дата, с которой в соответствии с положениями статьи 9 Закона о банкротстве у руководителя возникла обязанность по подаче в суд заявления о банкротстве Общества, а также обязательства, возникшие после такой даты, если таковые имели место, заявителем не определены.

* * * * *

Другие публикации цикла:

Защита от субсидиарной ответственности за неисполнение обязанности по передаче документации должника конкурсному управляющему.

Сроки привлечения к субсидиарной ответственности. Исковая давность по субсидиарной ответственности в банкротстве.

Субсидиарная ответственность при банкротстве организаций. Основания субсидиарной ответственности. Обзор позиций СКЭС ВС РФ.

Контролирующее должника лицо. Субсидиарная ответственность. Обзор правовых позиций СКЭС ВС РФ.

Стандарты доказывания в банкротстве. Правовые позиции СКЭС ВС РФ относительно стандартов доказывания в процедурах банкротства.

При рассмотрении споров о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности, которые подпадают под действие «пограничных стыков» редакций Закона о банкротстве до 30 июля 2017 года – редакция 134-ФЗ и новой редакции Закона – редакция 266-ФЗ, позиции судов по вопросу применения сроков исковой давности представляются очень разнообразными.

Множество позиций судов, которые четко разграничивают нормы материального и процессуального права, в связи с чем, правильно относят нормы о сроках исковой давности к материальным нормам, и при рассмотрении обособленных споров безапелляционно применяют нормы исковой давности 1 год к правоотношениям, возникшим до 30 июля 2017 года.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 октября 2018 г. по делу N А03­8912/2015; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.05.2019 по делу А40-148574/2013; Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 04.07.2017 № Ф01-2182/2017 по делу А39-2166/2012 и множество подобных судебных актов.

Суды принимали во внимание дату утверждения конкурсного управляющего, и время обращения с требованием о субсидиарной ответственности в суд, и признавали пропущенным годичный срок исковой давности, поскольку с момента утверждения конкурсный управляющий должен был знать о наличии оснований для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности, исходя из наличия результатов наблюдения и внешнего управления.

А вот позиция Верховного суда по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности по делу А49-11888/2015, абсолютно противоположная подходу судов, приведенному выше.

Верховный суд в данном случаем полностью подтвердил мнение суда апелляционной и кассационной инстанции, которые указали, что коль скоро заявление о привлечении к субсидиарной ответственности подано в суд 22.01.2018, срок для подачи заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по основаниям подпункта 3 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве составляет три года.

Так же существуют и совсем иные подходы судов к данному вопросу исковой давности.

Однако, не так давно появилось апелляционное Определение, в котором суд систематизировал различные подходы к применению годичного срока исковой давности по обособленным спорам о субсидиарной ответственности, и выразил свое обоснованное и более чем аргументированное мнение на этот счет, которое, на мой взгляд, на сегодняшний день представляется наиболее правильным.

Из чего же исходил апелляционный суд?

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации придание обратной силы закону — исключительный тип его действия во времени, использование которого относится к прерогативе законодателя; при этом либо в тексте закона содержится специальное указание о таком действии во времени, либо в правовом акте о порядке вступления закона в силу имеется подобная норма; законодатель, реализуя свое исключительное право на придание закону обратной силы, учитывает специфику регулируемых правом общественных отношений; обратная сила закона применяется преимущественно в отношениях, которые возникают между индивидом и государством в целом, и делается это в интересах индивида (уголовное законодательство, пенсионное законодательство); в отношениях, субъектами которых выступают физические и юридические лица, обратная сила не применяется, ибо интересы одной стороны правоотношения не могут быть принесены в жертву интересам другой, не нарушившей закон (Решение от 1 октября 1993 года № 81-р; определения от 25 января 2007 года № 37-О-О, от 15 апреля 2008 года № 262-О-О, от 20 ноября 2008 года № 745-О-О, от 16 июля 2009 года № 691-О-О, от 23 апреля 2015 года № 821-О и др.).

Данная правовая позиция дополнительно закреплена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15.02.2016 № 3-П «По делу о проверке конституционности положений части 9 статьи 3 Федерального закона «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Е.В. Потоцкого».

Пунктом 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» разъяснено, что под основаниями требования о привлечении к субсидиарной ответственности, предполагающего обоснование статуса контролирующего должника лица, понимаются не ссылки на нормы права, а фактические обстоятельства спора, на которых основано притязание гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов должника, о возмещении вреда, обращенное к конкретному лицу.

Следовательно, обстоятельства, указанные в пункте 4 статьи 10 в виде материальных презумпций, сами по себе могут являться основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Исходя из указанного разъяснения, установленные в пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве презумпции, являются презумпциями материального характера.

Поскольку вопросы субсидиарной ответственности — это вопросы отношений между кредиторами и контролирующими должника лицами, основания субсидиарной ответственности, даже если они изложены в виде презумпций, относятся к нормам материального гражданского (частного) права, и к ним не может применяться обратная сила, исходя из того, что каждый участник гражданского оборота должен быть осведомлен об объеме и порядке реализации своих частных прав по отношению к другим участникам оборота с учетом действующего в момент возникновения правоотношений правового регулирования.

В пункте 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 № 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», разъяснено, что положения Закона о банкротстве в редакции Закона № 73-ФЗ (в частности, статья 10) о субсидиарной ответственности соответствующих лиц по обязательствам должника применяются, если обстоятельства, являющиеся основанием для их привлечения к такой ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим органом или совершение им от имени должника сделки), имели место после дня вступления в силу Закона № 73-ФЗ. Если же данные обстоятельства имели место до дня вступления в силу Закона № 73-ФЗ, то применению подлежат положения Закона о банкротстве о субсидиарной ответственности по обязательствам должника в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона № 73-ФЗ (в частности, статья 10) независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве.

Если же данные обстоятельства имели место до дня вступления в силу Закона № 73-ФЗ, то применению подлежат положения Закона о банкротстве о субсидиарной ответственности по обязательствам должника в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона № 73-ФЗ (в частности, статья 10) независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве.

Таким образом, применение той или иной редакции статьи 10 Закона о банкротстве (статьей 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве) в целях регулирования материальных правоотношений зависит от того, когда имели место обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения контролирующего лица должника к субсидиарной ответственности.

Данный вывод также подтвержден в Определении Верховного Суда РФ от 06.08.2018 № 308-ЭС17-6757 (2,3) по делу № А22-941/2006.

Годичный срок исковой давности, установленный для обращения в суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, п. 5 ст. 10 Закона о банкротства в редакции 134-ФЗ должен исчисляться с учетом следующего.

В Обзоре судебной практики N 2 (2018), утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.07.2018, разъяснено, что срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, начинает течь с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности — о совокупности следующих обстоятельств: о лице, контролирующем должника (имеющем фактическую возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия), неправомерных действиях (бездействии) данного лица, причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчётов со всеми кредиторами.

Согласно положениям статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), действующего на момент совершения вмененных конкурсным управляющим и конкурсным кредитором действий, заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 статьи 10 Закона о банкротстве, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом.

Вышеуказанные нормы содержат указание на необходимость применения двух сроков исковой давности однолетнего субъективного, исчисляемого по правилам, аналогичным пункту 1 статьи 200 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ); трехлетнего объективного, исчисляемого со дня признания должника банкротом.

Согласно статье 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении от 21.12.2017 № 53 (п. 59) указал на то, что срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу (ст. 200 ГК РФ), исчисляется с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или обычный независимый кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности — о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

Для начала течения срока исковой давности необходимо понимание о недостаточности активов должника для удовлетворения требований кредиторов.

Указанный вывод подтверждается судебной практикой (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2018 по делу № А45-10364/2014, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2018 № 08АП773/2018 по делу № А70-11814/2015, оставленное без изменения Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.06.2018 № Ф04-1318/2016, Определением Верховного Суда РФ от 04.10.2018 N 304-ЭС16-17558(2,3)).

По смыслу определения Верховного Суда РФ от 06.08.2018 N 308-ЭС17-6757 (2,3) по делу № А22-941/2006 нормы о применении срока давности привлечения к субсидиарной ответственности применяются в той редакции, которая действовала на момент совершения ответчиком вменяемого правонарушения.

Вместе с тем, если материально-правовые основания привлечения к ответственности на дату совершения правонарушения и на дату обращения с заявлением не изменились и на дату прекращения действия предыдущих редакций данного Закона (и Гражданского кодекса Российской Федерации), предусматривавших иной порядок исчисления давности по этой категории дел, срок исковой давности привлечения к субсидиарной ответственности не истек (или даже не начинал течь), к вопросу о продолжительности и порядку исчисления исковой давности подлежит применению новая норма.

Данный подход опирается на сложившуюся в позитивном праве традицию исчисления сроков давности при их законодательном изменении (пункт 9 статьи 3 Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», пункт 2 статьи 2 Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Таким образом, если по состоянию на дату введения в действие статьи 61.14 Закона о банкротстве (30.07.2017) ранее действовавший срок давности не истек, к правоотношениям применяется срок давности, предусмотренный статьей 61.14 Закона о банкротстве.

По смыслу по смыслу действовавшей на момент совершения контролирующими должника лицами вменяемых им конкурсным управляющим незаконных действий редакции статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также последующих редакций данной статьи и статьи 10 Закона о банкротстве исковая давность по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности в любом случае не могла начать течь ранее момента возникновения у истца права на иск и объективной возможности для его реализации.

Если вменяемые ответчикам действия (бездействия) совершены в период действия статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона от 28.06.2013 N 134-ФЗ, согласно которой заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом.

В силу пункта 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» предусмотренный абзацем первым пункта 5 статьи 61.14 Закона о банкротстве срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, исчисляется с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или обычный независимый кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности — о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

Если в ходе рассмотрения обособленного спора (дела) будет установлено, что недобросовестно действующий в интересах контролирующего должника лица арбитражный управляющий скрыл от кредиторов обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, срок исковой давности не может быть исчислен с момента осведомленности такого управляющего.

Кроме того, по смыслу пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности, лежит на ответчиках.

Обстоятельства пропуска срока давности подлежат доказыванию ответчиками, а обстоятельства сокрытия первоначальным конкурсным управляющим от кредиторов информации об основаниях привлечения к субсидиарной ответственности подлежат доказыванию истцами.

Ответчикам необходимо доказать об осведомленности заявителя об основаниях для привлечения к субсидиарной ответственности.

Лицо считается осведомленным о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, если оно осведомлено о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

Таким образом, осведомленность должна иметь место не просто о наличии действий (бездействия), но и о том, что такие действия (бездействие) являются неправомерными) и причинили вред кредиторам.

Иными словами, заявители должны быть осведомлены не просто о бездействии, но и об обстоятельствах незаконности (недобросовестности) такого бездействия.

В ситуации одновременного обращения с иском конкурсного управляющего и конкурсного кредитора (двух представителей имущественной массы должника) давность должна быть исчислена по моменту осведомленности конкурсного кредитора (за исключением случая, когда он не подпадает под понятие «обычного независимого кредитора»), так как в противном случае (если давность будет исчисляться по конкурсному управляющему) смысл предоставления законодателем дополнительной защиты утрачивается.

Понятие «должен был знать» для кредитора означает возможность получения им информации в ходе обычного добросовестного кредиторского поведения (присутствия на собраниях кредиторов, ознакомления с отчетами о ходе конкурсного производства и т.п.).

Если же, по состоянию на дату введения в действие статьи 61.14 Закона о банкротстве (30.07.2017) ранее действовавший срок давности по любым установленным законом причинам не истек, субъективный срок исковой давности Федеральным законом № 266-ФЗ продлевается до трех лет.

Заявление кредитора о признании должника несостоятельным банкротом

В соответствии со ст. 37 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» подать заявления необходимо в арбитражный суд исключительно в письменном виде. Этот документ подписывает руководитель потенциального банкрота – юрлица или иное лицо, которое имеет все полномочия выступать от имени заявителя. При несостоятельности физического лица документ подписывает гражданин-заявитель.

Инициировать процесс несостоятельности может непосредственно как сам должник, так и его кредиторы или государственные органы, к примеру, Федеральная налоговая служба.

В заявлении должника указываются следующие сведения:

  • наименование арбитражного суда, в который подается документ;
  • сумма задолженности (возмещение вреда жизни или здоровью гражданину, оплата труда, выходные пособия, вознаграждения и прочее);
  • сумма требований кредиторов (денежные обязательства);
  • размер средств, который не оплачен по обязательным платежам;
  • обоснованность того, что должник не имеет возможности удовлетворить требования кредиторов;
  • наличие/отсутствие имущества, в том числе денежные средства;
  • данные (регистрационные) должника;
  • если в банках открыты счета, то номера этих счетов;
  • адрес, а также наименование СРО (саморегулируемой организации арбитражных управляющих);
  • перечень документации, которая прилагается.

Скачать заявление кредиторов о банкротстве должника

Иск о банкротстве

Иском о несостоятельности гражданина, ИП или юридического лица правильно называть заявлением о признании должника банкротом. Дело о банкротстве инициируется со стороны контрагентов, госорганов или по решению самого должника.

Образец иска о банкротстве в 2020 году

Исковое заявление о банкротстве скачать

Заявление на банкротство юридического лица в 2020 году

Обозначим основные моменты заполнения документа:

  1. В водной части (справа вверху) указываются сведения о судебном органе, то есть информация об арбитражном суде, данные о заявителе Важно указать реквизиты банкротящегося предприятия.
  2. Ниже посредине указывается название документа.
  3. В основной части необходимо указать следующее:
  • размер долга;
  • информацию о том, как задолженность образовалась, а также по каким причинам невозможно ее погасить;
  • наименование судебных решений, номера исполнительных листов, согласно которых взыскивается задолженность;
  • данные кредиторов, а также основания того, что обязательства перед контрагентами не были удовлетворены;
  • информацию об имуществе должника-банкрота, а также других активах компании, которая банкротится;
  • цели подачи документа, то есть признание банкротства.

Отметим, что прилагаются к документу и все дополнительные бумаги, к примеру, ходатайство.

Образец заявления о банкротстве должника юридического лица в 2020 году

Скачать образец заявления о несостоятельности юрлица

Как написать исковое заявление на банкротство?

В шапке бланка необходимо указать следующую информацию:

  • наименование арбитражного суда;
  • данные должника, то есть Ф.И.О. гражданина, адрес проживания, место регистрации;
  • сведения о кредиторах;
  • размер государственной пошлины.

В основной части документа указываются основные сведения:

  • паспортные данные должника, а также ИНН;
  • сумма задолженности;
  • требования кредиторов (полностью приписываются требования по каждому контрагенту);
  • обязательства, вследствие которых образовался долг;
  • сроки непогашения задолженности;
  • какое имущество (движимое/недвижимое) есть о потенциального банкрота.

Узнать у специалиста

Заявление должника о признании его банкротом

В соответствии со ст. 213.4 Закона № 127-ФЗ физическое лицо имеет законное объявить себя несостоятельным.

Скачать заявление гражданина о признании банкротства

Образец заявления в арбитражный суд о признании должника банкротом в 2020 году

Скачать заявление о банкротстве

Ходатайство о признании банкротом

Статьей 42 Федерального закона № 127-ФЗ предусмотрено, что подать ходатайство можно также с заявлением, и рассматривается оно арбитражным судом не позднее дня, который следует за днем принятия ходатайства. Так, после его рассмотрения суд выносит определение.

Заявление конкурсного кредитора о признании должника банкротом

В соответствии со ст. 39 Закона № 127-ФЗ подать заявление о банкротстве должника в арбитражный суд могут конкурсный кредитор, работники, бывшие сотрудники предприятия-должника. Обязательно кредитор должен направить копию документа и самому должнику.

Согласно п. 1 ст. 213.5 Закону № 127-ФЗ заявление о признании несостоятельности гражданина может подать конкурсный кредитор или уполномоченный орган, если есть решение суда, которые вступили в силу и подтверждают факт наличия требования контрагентов по денежным обязательствам.

В пункте 2 статьи 213.5 Закона о банкротстве указаны требования, при которых конкурсный кредитор может подать заявление без принятого решения суда.

Напоминаем, что подать заявление о банкротстве гражданина могут конкурсные кредиторы или уполномоченные органы в тех случаях, когда:

  • требования к гражданину-должнику не меньше 500 тыс. рублей;
  • в течение трех месяцев с момента, когда нужно было выполнить все обязательства, они не исполнены.

Госпошлина за подачу заявления о банкротстве физического лица

Госпошлиной при банкротстве гражданина называют сбор, который согласно действующему законодательству РФ взимается с физического лица при обращении в арбитражный суд с заявлением о признании своей несостоятельности.

Размер госпошлины за заявление о банкротстве физического лица в 2020 году

Налоговым законодательством РФ в 2020 году предусмотрен следующий размер оплаты госпошлины при банкротстве физлица – 300 рублей. Сумма фиксирована и никак не зависит от объема задолженностей перед контрагентами.

Кто обладает правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом?

В положениях ст. 7 Федерального закона № 127-ФЗ сказано, что обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании банкротства должника имеют право:

  • должник;
  • конкурсный кредитор;
  • уполномоченные органы;
  • действующий и бывший работник должника, которые вправе требовать выплатить выходные пособия и/или заработные платы.

У вас есть вопросы? Напишите нам

Привет всем! Одним из способов прекращения деятельности юридического лица является ликвидация организации на основании решения участников (учредителей) юридического лица. В случае принятия участниками общества решения о ликвидации организации в порядке ст. 62 ГК РФ назначается ликвидационная комиссия (ликвидатор), устанавливается порядок и сроки ликвидации.

С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят все полномочия по управлению делами общества (п. 3 ст. 62 ГК РФ, п. 3 ст. 57 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»)

Таким образом, действующее законодательство приравнивает правовой статус ликвидатора к статусу руководителя организации, следовательно, ликвидатор не только пользуется правами руководителя организации, но и несет ответственность, установленную законом для руководителей организаций, в том числе прав и обязанности руководителя организации, установленные Законом о банкротстве.

Последствия неисполнения ликвидатором обязанности по передаче арбитражному управляющему документации должника

П. 2 ст. 126 Закона о банкротстве в качестве последствия введения в отношении должника конкурсного производства наряду с иными последствиями, указывает о прекращении полномочий руководителя должника с момента принятия решения о признании должника банкротом.

Руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

Названная выше обязанность в полной мере относится и на ликвидатора, в случае не исполнения такой обязанности ликвидатор может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

В рамках дела А33-17721/2013 года рассматривался вопрос привлечения ликвидатора к субсидиарной ответственности на сумму 73 296 870,04 рубля. Суть спора сводится к следующему: конкурсный управляющий ООО «Сибирская «Жуньпэн» (далее – Должник) обратился в арбитражный суд Красноярского края с требованием о привлечении ликвидатора Должника к субсидиарной ответственности в размере 73 296 870,04 рубля.

Позиция конкурсного управляющего основывалась на следующем: Решением арбитражного суда Красноярского края от 12.12.2013 года ООО «Сибирская «Жуньпэн» был признан банкротом.

В рамках мероприятий проведенных в процессе банкротства Должника Конкурсным управляющим была установлена дебиторская задолженность в размере 113 533 000 рублей. Последняя бухгалтерская отчетность Должника, в котором и содержалась информация о дебиторской задолженности, сдавал ликвидатор в 2013 году.

16.12.2013 года по запросу конкурсного управляющего ликвидатор передал документацию Должника конкурсному управляющему, был подписан акт приема-передачи. Однако первичная документация относительно дебиторской задолженности передана не была.

20.12.2013 года конкурсный управляющий повторно обратился к ликвидатору с требованием предоставить документацию в подтверждение дебиторской задолженности. На данный запрос от ликвидатора ответ не поступил, в связи с чем конкурсный управляющий обратился в суд с требованием о привлечении ликвидатора к субсидиарной ответственности, так как после реализации активов должника удовлетворить требования всех кредиторов не удалось.

Как видно конкурсный управляющий в качестве основания привлечения ликвидатора к субсидиарной ответственности ссылался на так называемое «формальное» основание привлечения руководителя Должника к ответственности, а именно не передача конкурсному управляющему документации должника в течении 3 дней с момента признания должника банкротом (абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве)

При доказанности названного обстоятельства предполагается (если не доказано иное), что должник признан банкротом в следствии действий контролирующих должника лиц, в рассматриваемом случае в результате действий ликвидатора.

Относительно применения абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве сформирована единообразная правоприменительная практика, в соответствии с которым одно лишь формальное установление факта не передачи документации не может служить основанием для привлечения контролирующего должника лица к ответственности.

В комментируемом деле конкурсный управляющий представил надлежащие доказательства, свидетельствующие о том, что не предоставление документации являлось причиной затруднительности формирования конкурсной массы, невозможности взыскания дебиторской задолженности.

В частности конкурсный управляющий представил доказательства предпринятых мер по получению первичных документов от государственных органов (налоговые, таможенные, Росфиннадзор) однако подлинники первичных документы получены не были, а полученные копии в виде распечаток электронных документов были в нечитаемом состоянии.

В свою очередь отсутствие документации привело к невозможности инициирования судебных тяжб в отношении контрагентов Должника (иностранные компании), сроки исковой давности были пропущены.

Определением Арбитражного суда Красноярского края ликвидатор Должника был привлечен к субсидиарной ответственности в размере 73 296 870,04 рубля.

Суд констатировал факт наличия у ликвидатора обязанности как руководителя Должника по ведению бухгалтерского учета и обеспечения сохранности документации должника, факт не передачи конкурсному управляющему первичной документации о дебиторской задолженности и как следствие невозможность взыскания дебиторской задолженности в связи с отсутствием первичной документации.

Суды апелляционной и кассационной инстанции не согласились с позицией суда первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции, отменяя определение суда первой инстанции, указал, что ликвидатор передавал, а конкурсный управляющий принимал документацию должника в виде папок, оговорок о том, что документация принимается под условием последующей проверки сделано не было.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что Конкурсным управляющим как истцом не доказан факт не передачи документации относительно дебиторской задолженности, из буквального толкования текста письма от 20.12.2013 года не вытекает, что Конкурсный управляющий отметил факт отсутствия документации относительно дебиторской задолженности. К аналогичным выводам пришел суд кассационной инстанции.

Определением Верховного Суда РФ судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанции отменены, обособленный спор направлены в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

Позиция ВС РФ сводится к следующему:

В первую очередь ВС РФ отметил допущенную судами апелляционной и кассационной инстанции ошибку при распределении бремени доказывания, так как именно ликвидатор а не конкурсный управляющий обязан опровергнуть презумпцию указанную в действующем на тот момент пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве о наличии причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и действиями (бездействием) контролирующего лица при отсутствии документов бухгалтерского учета и (или) отчетности.

Таким образом, именно ликвидатор обязан доказать факт полной передачи документации должника конкурсному управляющему, а последний объективно в момент принятия документов не может с достоверностью установить комплектность и полноту передаваемых документов.

Суд также отметил, что неблагоприятные последствия передачи документов без описи, в виде папок должен понести именно ликвидатор, поскольку именно на нем лежит обязанность по передаче документации конкурсному управляющему.

Выводы

Комментируемое дело наглядно показывает, что и законодательство и суды ставят знак равенства между ординарными руководителями организаций и ликвидаторами, со всеми вытекающими последствиями. Следовательно, при ликвидации организации ликвидатор должен отлично понимать достаточно широкий перечень обязанностей возлагаемых на него законодательством, а также правовые последствия не исполнения своих обязанностей, в том числе те, которые указаны в Законе о банкротстве.

Не предоставление документации по запросу арбитражного управляющего либо игнорирование такого запроса при доказанности затруднительности формования конкурсной массы, безусловно повлечет наступление ответственности для такого лица.

При этом очень важно грамотно представить суду свою позицию (в комментируемом деле ликвидатор не принимал участия в суде первой инстанции).

Так в комментируемом деле суды, решая вопрос о наличии всей документации именно у ликвидатора указали на одно единственное обстоятельство – последнюю бухгалтерскую отчетность должника подписывалось и сдавалось ликвидатором.

Действительно, ликвидатор при проведении процесса ликвидации организации должен располагать всей документацией относительно хозяйственной деятельности организации. Однако один лишь факт подписания и сдачи бухгалтерской отчетности не может безусловно свидетельствовать о наличии всей документации именно у ликвидатора. Ведь документы теоретически могли не передаваться бывшими руководителями общества самому ликвидатору.

Таким образом, и в данном случае должна действовать опровержимая презумпция о том, что вся документация организации находится в распоряжении ликвидатора, однако ликвидатор может предоставить доказательства обратного. Кроме того, при возникновении вопроса привлечения к ответственности ликвидатора необходимо уточнить ответственность по каким обязательствам вменяется ликвидатору.

Так в рамках дела А41-59140/2015 в рамках дела о банкротстве ООО «Фаворит Авто» наряду с иными контролирующими должника к субсидиарной ответственности был привлечен ликвидатор Должника. Суд апелляционной инстанции, отменяя определение суда первой инстанции, указал, что не доказано, что документация должника и иные ценности предавались ликвидатору, следовательно, ликвидатор, не имея в распоряжении документации должника, по объективным причинам не мог передавать их конкурсному управляющему.

Кроме того суд апелляционной инстанции принял во внимание довод ликвидатора о том, что обязательства должника перед банками возникли по истечении 1 месяца после назначения на должность ликвидатора, сам ликвидатор данные договоры не подписывал.

× Важно! На Регфоруме профессионалы по вопросам ликвидации собраны .

Позиция весьма спорная, поскольку подпись в договоре в рассматриваемом случае правового значения не имеет, поскольку предполагается, что ликвидатор в момент назначения его на должность обязан анализировать документацию ликвидируемого должника, тем самым оценить риски и возможные неблагоприятные последствия взятия на себя полномочий руководителя должника.

В любом случае, необходимо отметить, что в правоприменительной практике суды не обращают внимание на специфику должности ликвидатора как лица, назначенного для организации прекращения деятельности юридического лица. Справедливости ради необходимо отметить, что в комментируемом деле ликвидатор как основной довод не заявлял о специфике должности ликвидатора, которого назначают не для организации хозяйственной деятельности, а именно для ликвидации организации.

Суды просто констатируют факт назначения лица на должность ликвидатора, вменяя последнему все права и обязанности руководителя организации, в связи с чем ликвидатору следует с полной ответственностью отнестись казалось бы к формальным требованиям, установленным в Законе о банкротстве, а именно предоставить по запросу арбитражного управляющего информацию относительно деятельности должника, надлежащим образом фиксировать факт полной передачи документации должника управляющему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *