Субсидиарная ответственность при банкротстве должника

17 октября 2019 г.СтатьяКонтакты для прессы: pr@lp.ru

К субсидиарной ответственности чаще всего привлекают руководителя или участника должника. Но нередко банкротство вызвано неправомерными действиями иных лиц. Когда суд привлечет их к ответственности — в статье.

Закон о банкротстве закрепляет презумпцию наличия статуса контролирующего лица для руководителя должника либо участника с долей участия 50 процентов и более. В связи с этим количество удовлетворенных заявлений о привлечении таких лиц к субсидиарной ответственности постоянно растет.

В отношении других категорий лиц Закон о банкротстве закрепляет более обтекаемую формулировку: «извлечение выгоды из незаконного или недобросовестного поведения лиц, прямо или косвенно участвующих в управлении компанией». Рассмотрим наиболее частые случаи привлечения к субсидиарной ответственности лиц, не являющихся руководителем, главным бухгалтером либо участником должника.

Лица, входящие в состав органов управления либо замещающие должности в компании-банкроте

Cамо по себе участие в органах должника не свидетельствует о наличии статуса контролирующего лица (п. 5 постановления Пленума ВС от 21.12.2017 № 53). Исключение составляет презумпция, закрепленная в подп. 1 и 2 п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве. Для лиц, замещающих должности в компании-банкроте, также не установлено презумпции отнесения к контролирующим лицам 1. Соответственно, доказывать наличие статуса контролирующих лиц придется на общих основаниях.

Суды расценивают как основание для привлечения указанных лиц к субсидиарной ответственности следующие факты.

1. п.3 постановления Пленума ВС от 21.12.2017 № 53

1. Одобрение советом директоров (наблюдательным советом) сделок, которые привели к выводу активов. Для привлечения к субсидиарной ответственности членов совета директоров должника не требуется, чтобы выдача спорных кредитов являлась единственной причиной банкротства банка. Выдача невозвратных кредитов в условиях недостаточности имущества банка может расцениваться как обстоятельство, критическим образом повлиявшее на потенциальную возможность восстановления платежеспособности 2. При этом суды указывают, что члены совета директоров, уполномоченные уставом принимать решения об одобрении сделок, не могли не знать о наличии на дату совершения сделки признаков неплатежеспособности должника и неисполненных обязательств 3.

2 постановление 17ААС от 27.05.2019 по делу № А71-15461/2011

3 постановление 9ААС от 12.12.2018 по делу № А40-54535/2017

Пример из практики. Суды привлекли к субсидиарной ответственности председателя совета директоров банка. Суды исходили из того, что совет директоров одобрил ряд сделок по выдаче заемщикам кредитов, условия которых свидетельствуют об осуществлении банком рискованной кредитной политики. Эта политика привела к невозможности возврата выданных денежных средств, обращения взыскания на предмет залога и в итоге повлекла банкротство банка 4.

4 постановление АС Уральского округа от 27.06.2019 по делу № А76-21207/2011

2. Одобрение невозвратных кредитов кредитным комитетом. Одобрение кредитов относится к компетенции кредитного комитета, формируемого из членов правления. Суды относят членов кредитного комитета к контролирующим лицам, поскольку их общие полномочия состоят в анализе результатов деятельности банка, контроле за выявлением банковских рисков, их надлежащей оценке и принятии мер для их минимизации. Соответственно, заключение сделок по выдаче кредитов юрлицам, в отношении которых не проведен полный анализ финансового положения, можно квалифицировать как действия, которые привели к банкротству.

Пример из практики. Суды установили, что выдача «технических» кредитов была одобрена кредитным комитетом, в том числе председателем комитета, являющимся одновременно председателем банка, и членом комитета, являющимся одновременно главным бухгалтером и членом правления банка. Привлекая указанных лиц к субсидиарной ответственности, суды исходили из того, что профессиональный финансист, действуя добросовестно и разумно, обратил бы внимание на сомнительные кредитные досье заемщиков. Разумным поведением в данном случае стала бы проверка места работы, размера заработной платы и фактического наличия залогового имущества. При отсутствии сведений о достаточности доходов заемщиков для надлежащего исполнения обязательств по кредитному договору кредит не должен был выдаваться 5.

Что прочитать — Д. Нюхалкина — Субсидиарная ответственность: новые позиции судов 2019 года АП. 2019. № 7

Бенефициар должника

Чтобы привлечь бенефициара к субсидиарной ответственности, необходимо доказать, что он относится к категории иных контролирующих лиц. То есть, несмотря на отсутствие формального статуса участника (акционера) или руководителя, бенефициар имеет фактическую возможность давать должнику обязательные указания либо иным образом контролировать его деятельность. Суды устанавливают статус контролирующего лица у фактического бенефициара на основе следующих обстоятельств.

1. Структурирование корпоративных связей в целях сокрытия контроля. Наличие контроля над должником может доказываться фактической аффилированностью лиц в ситуации, когда путем сложного и непрозрачного структурирования корпоративных связей (в том числе с использованием офшорных организаций) или иным способом скрывается информация, отражающая структуру контроля над должником 6.

6 определение ВС от 06.08.2018 № 308-ЭМ17-6757(2,3)

Пример из практики. Основными акционерами банка являлись девять российских юрлиц, формально независимых друг от друга, но имеющих одного и того же генерального директора. Участниками организаций — акционеров банка являлись компании, зарегистрированные на Британских Виргинских островах. Все компании-нерезиденты на 100 процентов принадлежали компании, учрежденной в Новой Зеландии и контролируемой одним лицом через офшорный траст, бенефициарами которого являлись его члены семьи и ряд членов руководства банка. Данная акционерная структура была опубликована на сайте банка.

Кроме того, в материалы дела были представлены доказательства наличия у конечного бенефициара возможности оказывать косвенное существенное влияние на решения органов управления банка на основании трастового договора. В итоге суды привлекли конечного бенефициара к субсидиарной ответственности 7.

7 постановление 9ААС от 24.06.2015 по делу № А40-119763/2010

А. Набережный Номинальный руководитель: когда суд освободит его от ответственности АП. 2019. № 9

2. Наличие права давать должнику указания, подтвержденное совокупностью косвенных доказательств. Верховный суд определил, что в силу незаинтересованности конечного бенефициара в раскрытии своего статуса контролирующего лица о наличии подконтрольности могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

действия контролирующего и подконтрольного лиц синхронны в отсутствие к тому объективных экономических причин; эти действия противоречат экономическим интересам должника и одновременно ведут к существенному приросту имущества лица, привлекаемого к ответственности; данные действия не могли иметь место ни при каких иных обстоятельствах, кроме как при наличии подчиненности одного лица другому 8.

8 определение ВС от 15.02.2018 № 302-ЭС14-1472(4,5,7)

Примеры из практики. В рамках дел о банкротстве компаний, входящих в одну группу, суды первой и апелляционной инстанций отказали в привлечении бенефициара группы к субсидиарной ответственности. Они мотивировали отказ отсутствием прямых доказательств осуществления бенефициаром функций контролирующего лица. В частности, отсутствием исходящих от него документов, содержащих явные указания должнику относительно его деятельности. Кассация указала на необходимость оценки доказательств, подтверждающих контроль бенефициара над должниками, в их взаимосвязи и совокупности и направила дела на новое рассмотрение 9.

9 постановления АС ЦО от 20.02.2019 по делу № А14-9675/2013, от 30.01.2019 по делу № А14-9240/2013

В другом деле суд округа отказался привлечь президента должника к субсидиарной ответственности. Кассация исходила из того, что согласно должностной инструкции президент подотчетен гендиректору и лишь осуществляет контроль за эффективным взаимодействием персонала должника и его структурных подразделений. ВС указал, что суд округа не учел, что данное лицо распоряжалось всеми счетами должника (обладало правом первой подписи) и оказывало влияние на деятельность должника через ряд подконтрольных лиц, входящих в одну группу с ним, являясь ее бенефициарным владельцем 10.

10 определение ВС от 26.08.2019 № 307-ЭС17-11745(2)

3. Формирование кредиторской задолженности перед компаниями, которые находятся под контролем одного лица. Формальная обособленность бенефициара и его группы компаний от должника не является достаточным основанием для отказа в установлении статуса контролирующего лица.

Пример из практики. Суд установил, что в результате совершения должником сделок в отсутствие для него какого-либо экономического смысла была сформирована кредиторская задолженность перед организациями, входящими в одну группу. При этом должник формально не входил в структуру холдинга с целью придания видимости его участия в гражданском обороте в качестве независимого общества 11.

11 постановление 17ААС от 27.02.2012 по делу № А60-1260/2019

4. Опосредованный контроль за активами должника. Неочевидность выгоды для бенефициара от сделок, направленных на вывод активов должника, не может однозначно свидетельствовать об отсутствии статуса контролирующего лица.

Пример из практики. Суды привлекли к субсидиарной ответственности конечного бенефициара — физическое лицо, владевшее должником через общество. В общество в течение длительного периода времени выводились активы должника. После подачи заявления о привлечении общества к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве должника имущество общества стало выводиться в пользу третьего лица, фактически принадлежавшего бенефициару через кипрскую компанию. Суды установили использование транзитных счетов общества в целях необоснованного получения бенефициаром денежных средств от должника 12.

12 постановление АС Восточно-Сибирского округа от 10.06.2019 по делу № А33-1677/2013

5. Контроль путем принятия функций штатного сотрудника. Чтобы скрыть статус контролирующего лица, но сохранить при этом фактический контроль и причастность к компании, лицо может заключить с ней трудовой договор. В данном случае необходимо исходить из фактических обстоятельств исполнения функций таким работником, установить, выходят ли за пределы полномочий совершаемые им действия, влияет ли он на принятие решений компанией.

Примеры из практики. Суды установили, что лицо являлось единственным участником и директором компании с момента ее создания. После прекращения полномочий директора и отчуждения своей доли лицо числилось в компании заместителем директора по техническим вопросам. При этом бывший директор заключал большинство договоров с контрагентами от имени компании, проводил сверку взаиморасчетов, оплату, подписывал товарные накладные и т. д. По договору хранение бухгалтерской документации также осуществлял бывший директор. Представленная совокупность доказательств позволила судам сделать вывод о признании его контролирующим лицом 13.

13 постановление 7ААС от 31.07.2019 по делу № А03-9933/2018

В другом деле лицо являлось коммерческим директором компании с момента регистрации, фактически осуществляло функции руководителя, принимало все решения по кадровым, управленческим и финансовым вопросам. В ходе выполнения своих полномочий коммерческий директор заключал заведомо не обеспеченные активами кредитные договоры и договоры займа с последующей передачей себе полученных денежных средств. Он также осуществлял вывод активов компании. Недобросовестным действиям коммерческого директора способствовало то, что единственным участником компании являлась его дочь. Она утвердила своим единоличным решением директора, действия которого определял ее отец. В силу указанных обстоятельств суды удовлетворили заявления конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности коммерческого директора и директора компани 14.

14 постановление АС Московского округа от 28.06.2019 по делу № А40-218194/2016

6. Осуществление контроля при наличии номинального руководителя должника. Привлечение фактического контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности наиболее полно отвечает цели восстановления нарушенных прав кредиторов. В связи с этим недопустимо формальное рассмотрение судом вопроса о привлечении к ответственности контролирующего лица.

Пример из практики. Суды первой и апелляционной инстанций установили номинальный статус руководителя, но при этом отказали управляющему в привлечении к субсидиарной ответственности бенефициара. Суды сослались на отсутствие надлежащих доказательств сохранения бенефициаром фактического контроля над должником и вхождение должника в группу компаний, контролируемую бенефициаром. Кассация отменила принятые акты и указала, что судам необходимо было установить реального бенефициара, который осуществлял фактическое руководство должником в период полномочий номинального директора 15.

15 постановление АС Уральского округа от 31.01.2019 по делу № А60-40625/2015

Контрагент/выгодоприобретатель по сделке

Контролирующими лицами могут признаваться лица, извлекшие существенную выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону и принципу добросовестности. В этом случае действует презумпция, закрепленная в п. 3 и 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве 16. Контролирующими признаются лица, получившие активы должника в следующих ситуациях.

16 п. 7 постановления Пленума ВС от 21.12.2017 № 53

1. Хозяйственные операции с контрагентами должника не подтверждены документально. Использование документооборота, не отражающего реальные хозяйственные операции, порождает презумпцию наличия статуса контролирующего лица у третьего лица, получившего актив должника 17.

17 п. 7 постановления ВС от 21.12.2017 № 53

Пример из практики. Суды привлекли к субсидиарной ответственности взаимозависимые с должником компании на основе следующих обстоятельств.

Третье лицо считается контролирующим лицом, если получило актив должника по невыгодной для последнего сделке

1. В отсутствие собственного экономического интереса должник приобретал топливо, запчасти, оплачивал ремонт автомобилей, производил платежи за контрагента на сумму, превышающую 30 млн руб., не принимая на себя по договору обязательства по содержанию транспортных средств. Вследствие этого контрагент извлек существенную относительно масштабов деятельности должника выгоду в виде увеличения активов.

2. Должник безвозмездно предоставлял контрагенту материалы для строительства и строительную технику, что не характерно для обычной хозяйственной деятельности.

3. Контрагент в отсутствие правовых оснований получил от должника денежные средства в размере 3 млн руб. При этом в органах управления контрагентов присутствовали родственники и подконтрольные учредителю должника лица 18.

18 постановление АС Северо-Кавказского округа от 07.03.2019 по делу № А63-577/2015

2. Актив должника выбыл в рамках неэквивалентной сделки. Третье лицо будет считаться контролирующим лицом, если получило актив должника по сделке, заключенной на заведомо невыгодных для должника условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом 19.

19 п. 7 постановления Пленума ВС от 21.12.2017 № 53

Примеры из практики. Суды привлекли к субсидиарной ответственности компанию, которая использовалась с целью двойной перепродажи приобретенных у должника квартир по более высокой цене. В результате прибыль от реализации имущества получала компания, а задолженность по обязательствам перед контрагентами образовывалась у должника. Учредителем и руководителем компании был руководитель должника 20.

20 постановление АС Дальневосточного округа от 07.03.2019 по делу № А51-273/2015

В другом деле суды отказали в привлечении к субсидиарной ответственности генерального директора компании, получившей от должника имущество по заниженной цене. Позиция судов заключалась в том, что доказательств наличия у руководителя контрагента контроля над должником не представлено 21.

21 постановление 18ААС от 27.05.2019 по делу № А07-1646/2016

3. Прибыль должника распределялась недобросовестно. Контролирующим лицом признается выгодоприобретатель, который извлек существенные преимущества при перераспределении совокупного дохода, получаемого от осуществления деятельности лицами, объединенными общим интересом, с образованием на стороне должника основной долговой нагрузки 22.

22 п. 7 постановления Пленума ВС от 21.12.2017 № 53

При этом контроль может быть как прямым — непосредственно самим выгодоприобретателем, так и непрямым: оба лица (должник и выгодоприобретатель) могут находиться под общим контролем третьего лица — бенефициара 23.

23 постановление АС Уральского округа от 19.08.2019 по делу № А76-7148/2018

Примеры из практики. Суды привлекли к субсидиарной ответственности банк и компанию, входящие в одну группу с должником. Положение компании проявлялось в виде контроля промежуточных звеньев в иерархии сложной корпоративной структуры. Статус контролирующего лица банка состоял в том, что по внутренним правилам средства должника могли накапливаться и депонироваться только в банке, входящем в одну группу с ним. При этом банк незаконно списал 1,8 млрд руб. с расчетного счета должника. Списанные денежные средства были направлены участникам должника (действительную волю на распоряжение денежными средствами формировала компания) под видом выплаты дивидендов. Это не может являться разумным экономическим основанием в условиях непогашения долга перед кредитором с наступившим сроком исполнения. Данные расходные операции позволили сохранить денежные средства в полном объеме внутри группы. Следовательно, выгоду от совершения операций в конечном счете извлекла группа лиц 24.

24 определение ВС от 06.08.2018 № 308-ЭС17-6757(2,3)

В другом деле контролирующие должника лица создали бизнес-модель с разделением на рисковые — «центры убытков» (должник) — и безрисковые — «центры прибылей» — части путем создания компании с таким же, как у должника, наименованием. Компания-двойник была создана с целью передачи должником активов и принятия денежных средств за услуги, оказанные должником. При этом на должнике оставались все обязательства перед контрагентами. Данная схема позволяла, обанкротив должника, продолжить ведение деятельности, не утрачивая активы. Погашение должником задолженности перед контрагентами стало невозможным из-за отсутствия какого-либо имущества, в том числе денежных средств, поступающих за оказанные услуги.

В итоге суды пришли к выводу о наличии оснований для привлечения компании-двойника, а также ее участников к субсидиарной ответственности по обязательствам должник 25.

25 постановление АС УО от 19.08.2019 по делу № А76-7148/2018

Источник: Журнал «Арбитражная практика для юристов» №10 Октябрь 2019

В этом году ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» будет отмечать юбилей — 15 лет с момента принятия (26.10.2002). Без преувеличения можно сказать, что каждый год и ни по разу в него вносятся изменения.

За время своего существования закон, подобно человеку, повзрослел. У него был период невинного и безобидного младенчества, когда он никому не мог причинить вред и помочь тоже никому не мог. Потом он окреп, наступил период отрочества. И вот теперь мы можем наблюдать как федеральный закон превращается в агрессивного подростка…

Все началось еще в 2009 году с установлением ответственности контролирующих должника лиц.

Контролирующее должника лицо — лицо, имеющее… право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность… иным образом определять действия должника…

С тех пор у предпринимателей существует риск привлечения к ответственности за неудачи собственного бизнеса, которые в РФ нередко обусловлены экономической нестабильностью или вовсе действиями государства.

Буквально на днях был подписан и вступил в силу Федеральный закон от 29.07.2017 № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», которым внесены очередные изменения в процедуру банкротства и, в частности, в порядок привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц.

Закон, за исключением некоторых положений, вступил в силу 30.07.2017 года. Полностью все изменения будут применяться с 1 сентября 2017 года. При этом привлечение к субсидиарной ответственности по новым правилам будет производится уже по заявлениям, поданным с 1 июля 2017 года.

Рассмотрим, какие особенности и нюансы привлечения к субсидиарной ответственности существуют сегодня.

📌 Реклама Отключить

Контролирующие лица

К контролирующим лицам должника, как и прежде, относятся лица, которые в течение трех лет до начала процедуры банкротства были:

  • руководителями (директора и т.п.) организации;
  • участниками, акционерами и др., владеющими не менее чем 50% акций (долей);
  • членами ликвидационной комиссии;
  • лицами, которые могли совершать сделки от имени должника;
  • любыми иными лицами, которые могли давать указания или определять действия должника в силу каких-либо причин.

ФЗ от 29.07.2017 № 266-ФЗ вносит существенное дополнения к этому списку. Теперь арбитражный суд может признать любое лицо контролирующим при наличии иных оснований.
Чтобы подсластить пилюлю, законодатель добавил ограничение: «к контролирующим должника лицам не могут быть отнесены лица, если такое отнесение связано исключительно с прямым владением менее чем десятью процентами уставного капитала юридического лица и получением обычного дохода, связанного с этим владением».

Исходя из этого, принятие решения о смене фактических руководителей и учредителей компании на номинальных из числа друзей, сотрудников и родственников не препятствует привлечению к субсидиарной ответственности собственников бизнеса и настоящих руководителей. Кроме того, нельзя упускать из внимания человеческий фактор — номинальные лица для того, чтобы обезопасить себя от привлечения к ответственности, скорее всего укажут на лицо, дающее им указание в отношении действий (сделок) должника. Этого будет достаточно, чтобы суд отнес данных лиц к контролирующим.

Новый закон ввел легальные основания для освобождения «номинала» от субсидиарной ответственности. Что интересно, впервые законодатель использует народный термин «номинальный руководитель». Он не будет привлечен к ответственности, если:

А) докажет, что не оказывал определяющего влияния на решения компании-банкрота

И!!! (то есть «плюс», дополнительно)

Б) поможет установить настоящее контролирующее лицо и/или найти его сокрытое имущество или имущество компании — банкрота.

Иными словами, для освобождения от субсидиарной ответственности номинальному руководителю придется «сдать реального».

При этом решение собственников «бросить» компанию-должника также не поможет им уйти от ответственности, поскольку на этот случай предусмотрена упрощенная процедура признания отсутствующего должника банкротом (ст.228 Закона «О банкротстве»).

📌 Реклама Отключить

Кто может инициировать привлечение к субсидиарной ответственности

В этом вопросе фактически ничего не изменилось. Инициировать процедуру привлечения к субсидиарной ответственности могут:

  • кредиторы;
  • конкурсные управляющие;
  • уполномоченные органы (в том числе налоговые);
  • представители работников должника;
  • работники и бывшие работники должника.

📌 Реклама Отключить

Кого и когда привлекут к субсидиарной ответственности

Новые поправки существенных изменений не вводят и лишь переносят нормы, регулирующие обоснования требований о привлечении к субсдиарной ответственности, из утратившей силу статьи 10 в новую ст. 61.11. Формулировки фактически остались прежними.
Первое основание связано с причинением вреда имущественным правам кредиторов в результате виновных действий контролирующего лица. Для использования этого основания кредиторам, управляющему и уполномоченному органу необходимо доказать:

  • наличие вреда, причиненного имущественным правам кредиторов, т.е. невозможность погашения задолженности должника в полной мере;
  • причинно-следственную связь между совершением или одобрением руководителем и (или) учредителем должника сделок и фактом причинения такого вреда, за исключением привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника при отсутствии (непредоставлении) документов бухгалтерского учета или искажение в них содержащейся информации. В таком случае достаточно установить наличие одного из вышеуказанных обстоятельств и не доказывать причинно-следственную связь.

На практике это означает, что заявителю необходимо представить суду доказательства того, что именно действия контролирующего лица привели к банкротству. По сути, это мало отличается от доказательства виновности конкретного лица.

Так, в деле № А79-3955/2009 конкурсный управляющий столкнулся с тем, что по указанию учредителей банкрот совершил ряд убыточный сделок. Управляющий обратился в суд о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Однако суды всех инстанций встали на сторону учредителей.

В определении от 29.09.2015 по этому делу Верховный суд обосновал позицию следующими доводами:

  • «совершение по указаниям ответчиков сделок, в результате которых должнику были причинены убытки… не являлось единственной и безусловной причиной банкротства должника»;
  • почти все сделки были заключены в период платежеспособности должника и прибыльности его деятельности;
  • конкурсный управляющий не представил доказательства заключения сделок с целью их неисполнения либо ненадлежащего исполнения;
  • наличие у ответчиков права давать должнику обязательные указания в предбанкротный период само по себе не свидетельствует о наличии основания для привлечения их к субсидиарной ответственности.

В решениях, в которых требования о привлечении к субсидиарный ответственности удовлетворяются, содержится указание на доказанность истцом факта причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством
Суд признает доказанным связь между действиями контролирующих лиц и вредом, причиненным кредитором в случае, если имеют место недобросовестные действия.

Так, в деле № А16-1209/2013 конкурсный управляющий заявил, что по решению руководителя должник не принял участие в конкурсе на участие в аренде объектов коммунальной инфраструктуры. В результате это привело к падению доходов. Каких-либо доказательств связи падения доходов и банкротства управляющий не привел. Однако суд все же привлек руководителя к субсидиарной ответственности, установив, что имели место другие очевидно недобросовестные и виновные действия руководителя: он параллельно создал еще одну организацию с тем же названием, но без долгов, и на нее стал выводить всю прибыль.

Можно привести в качестве примера дело № А56-7049/2012. Суд привлек к ответственности основного акционера (56%). Из-за его действий должник заключил ряд сделок, уже после появления признаков неплатежеспособности, поэтому они изначально не могли быть исполнены.

Тем не менее, даже при доказанности причинно-следственной связи между банкротством и действиями контролирующего лица, оно не будет привлечено у субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в невозможности полного погашения требований кредиторов отсутствует, в том числе:

  • оно действовало согласно обычным условиям гражданского оборота, добросовестно и разумно;
  • его действия совершены для предотвращения его большего ущерба интересам кредиторов.

Помимо признака «причинение вреда кредиторам виновными действиями», остались в неизменном виде самые распространенные «формальные» основания для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности:

1. Неподача директором заявления должника о несостоятельности (теперь это ст. 61.12);

2. Нарушение в порядке ведения и/или хранения документов бухгалтерской отчетности и иных документов должника, ведение которых предусмотрено законом, либо их непредоставление арбитражному управляющему (сейчас — пп. 2 и пп. 4 п. 2 ст. 61.11);

3. Более 50 % задолженности обусловлено привлечением к уголовной, административной и налоговой ответственности (сейчас — пп. 3 п. 2 ст. 61.11).

Процесс доказывания данных фактов проще, чем обоснование причинно-следственной связи между действиями контролирующих лиц и банкротством должника. Достаточно лишь продемонстрировать наличие соответствующего обстоятельства, чтобы привлечь контролирующее лицо к ответственности.

Так, в деле №А73-684/2016 суд привлек руководителя к субсидиарной ответственности, так как тот не передал конкурсному управляющему первичные документы, материальные и иные ценности должника, и не обратился в суд с заявлением о признании его банкротом (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.06.2017 N Ф03-2144/2017 по делу N А73-684/2016).
При наличии доказанного правонарушения и возникшей в его результате задолженности в размере, превышающем 50% от требований кредиторов третьей очереди, суд всегда будет вставать на сторону кредитора.

В большинстве случаев речь идет о правонарушениях, связанных с уплатой налогов в бюджет. Фактически, налоговые органы могут не только инициировать саму процедуру банкротства, но имеют «свое» основание для субсидиарной ответственности. При этом им достаточно предъявить суду решение о взыскании соответствующих сумм налога.

Несмотря на это, заявителями по этому основанию могут быть не только налоговые органы, но и непосредственно конкурсные управляющие, чем они активно пользуются — это позволяет существенно улучшить уровень погашения долгов банкрота.

Новый закон добавляет два дополнительных основания для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности:

1) в случае, если контролирующим лицом «на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены подлежащие обязательному внесению в соответствии с федеральным законом сведения либо внесены недостоверные сведения о юридическом лице:

  • в единый государственный реестр юридических лиц на основании представленных таким юридическим лицом документов;
  • в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в части сведений, обязанность по внесению которых возложена на юридическое лицо.». Это, например, сведения о величине чистых активов, о залоге движимого имущества. Сообщив недостоверные сведения, руководитель общества создает о нем впечатление лучше, чем есть на самом деле, за что и может поплатиться в случае банкротства.

2) должник стал отвечать признакам неплатежеспособности не вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, однако после этого оно совершило действия и (или) бездействие, существенно ухудшившие финансовое положение должника.

📌 Реклама Отключить

Окончание процедуры банкротства — еще не конец!

До настоящего времени при окончании процедуры конкурсного производства или прекращении процедуры в связи с отсутствием средств для осуществления банкротства, контролирующие лица освобождались от ответственности за должника.

Сейчас закон позволяет привлекать к субсидиарной ответственности контролирующих лиц вне рамок процедуры банкротства.
Так, контролирующее лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности, если:

1. Производство по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве,

2. Заявление уполномоченного органа о признании должника банкротом возвращено.

Также кредиторы могут подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности и после окончании конкурсного производства. Срок подачи — три года с момента, когда кредитор узнал или должен был узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к ответственности.
С учетом российских реалий, когда собственники бросают пустые организации, эта норма более чем необходима. Как эта норма будет реализована на практике, покажет время. На сегодня же можно отметить, что суды довольно часто прекращают производство по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств на финансирование процедуры (абз. 8 п. 1 ст. 57 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Поэтому можно предположить, что за короткий срок мы сможем увидеть сформулированные судами правила применения данной нормы.

📌 Реклама Отключить

Когда банкротство не спасет

С 1 октября 2015 года введена процедура банкротства физических лиц.

Ее ждали многие ради п. 3 ст. 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

После завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина (далее — освобождение гражданина от обязательств) — п. 3 ст. 213.28 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Но не все так хорошо для банкротов и плохо для кредиторов. Освобождение имеет ряд существенных исключений, в том числе касающихся контролирующих лиц организаций-банкротов.
Пункт 6 ст. 213.28 закона прямо предусматривает пожизненную возможность взыскания долгов, возникших при привлечении гражданина к субсидиарной ответственности в случае банкротства подконтрольного юридического лица и при возмещении причиненных им убытков.

Таким образом, участники и руководители признанного банкротом общества, привлеченные к субсидиарной ответственности, не смогут избавиться от нависшего над ними долга. Возбуждение процедуры банкротства ни самим лицом в отношении себя, ни каким-либо кредитором в этом не поможет. Такой долг, к сожалению, списать нельзя.

📌 Реклама Отключить

ФНС при привлечении к субсидиарной ответственности

Налоговые органы активно участвуют в процедурах банкротства.
Как правило, ФНС является одним из основных кредиторов. Типичный алгоритм инициирования налоговыми органами процедуры привлечения учредителей и руководителей должника к субсидиарной ответственности следующий:

  • проведение выездной налоговой проверки, по результатам которой установлена недоимка по налогам;
  • осуществление мер принудительного взыскания в порядке ст. 46, 47 НК РФ;
  • возбуждение либо вхождение в процедуру банкротства в качестве кредитора;
  • после признания должника банкротом привлечение учредителей или руководителей должника к субсидиарной ответственности.

Вероятность положительного рассмотрения заявления уполномоченного органа по указанным выше основаниям возрастает в случае, если законность решения налогового органа о доначислении налогов подтверждена судебным решением, в котором, например, установлен факт получения необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного отнесения сумм по сделкам с недобросовестными контрагентами на расходы и принятия вычетов по НДС.

Указанное решение имеет значение при рассмотрении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. При этом судами отклоняются доводы учредителей и руководителей о том, что совершение обществом налогового правонарушения является основанием для привлечения его к налоговой ответственности, и не может быть поводом для привлечения виновных лиц к субсидиарной ответственности.

📌 Реклама Отключить

Наглядно

Основание для привлечения

Что нужно доказать инициатору

Как можно защищаться контролирующему лицу

Неподача руководителем должника заявления о признании должника банкротом на основании ст. 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Совокупность следующих фактов:

1. Должник стал отвечать признакам неплатежеспособности и/или недостаточности имущества в период более чем один месяц до начала процедуры банкротства.
2. По истечение месяца с момента, когда появились признаки банкротства, у должника возникли обязательства перед кредиторами.

Контролирующему лицу необходимо доказать одно из следующих обстоятельств:

1. заявление о признании должника банкротом было подано своевременно, т.е. признаки несостоятельности появились менее чем за месяц до начала процедуры банкротства.
2. отсутствие причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредитора и неподачей заявления.

Причинен вред имущественным правам кредиторов в результате виновных действий контролирующего лица

Совокупность следующих фактов:

1. причинение вреда;
причинно-следственная связь между
2. действиями контролирующего лица и причиненном вредом.

Либо

— факт недобросовестных действий контролирующего лица (переведение прибыли с банкрота на подконтрольное лицо, заключение заведомо неисполнимых сделок)

Контролирующему лицу необходимо доказать одно из следующих обстоятельств:

1. Отсутствие вины в своих действиях.
2. Отсутствие причинно-следственной связи между вредом и своими действиями.
3. Правомерность и целесообразность принятых решений.

Нарушение в хранении и передачи документации, должника (бухгалтерская отчетность и др.), предусмотренной законом.

Продемонстрировать факты

· нарушения в введении бухгалтерской и налоговой отчетности и иных документов;

· не исполнения обязанности по передачи документов арбитражному управляющему.

Контролирующему лицу необходимо доказать одно из следующих обстоятельств:

1. отсутствие вреда от непредоставления документов или нарушения в порядке их ведения.
2. отсутствие вины лица в непредосталвении документов или их ведении.

Возникновение задолженности перед кредиторами третьей очереди (контрагенты должника, налоговые органы и др.) в результате привлечения к уголовной, административной и налоговой ответственности в размере более чем 50% от общей суммы задолженности перед кредиторами третьей очереди

Продемонстрировать факты:

· привлечение к уголовной, административной или налоговой ответственности;

· взыскание в результате привлечения к ответственности;

· размер взысканных сумм превышает 50% от общего размера задолженности перед кредиторами третьей очереди.

Отсутствие вины в своих действиях.

Чтобы контролирующим должника лицам избежать привлечения их субсидиарной ответственности, необходимо:

  • помнить, что сделки по выводу активов незадолго до процедуры банкротства увеличивают риск привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности;
  • всегда продумывать деловую цель (экономическое обоснование) совершения реорганизации или сделок по отчуждению имущества должника, обоснование выбора контрагента, а также не пренебрегать оспариванием решений налоговых органов в суде. В тоже время важно не совершать операции по выводу активов напрямую с фирмами-однодневками, в противном случае случае доказать добросовестность и разумность действий будет невозможно;
  • в случае, если заключенная должником сделка была явно невыгодной, пытаться обосновать то, что эта сделка была частью взаимосвязанных сделок с общей хозяйственной целью, по итогам которых предполагалось получение выгоды, или такая сделка была заключена для предотвращения еще большего ущерба компании.

С другой стороны — стороны кредиторов — необходимо понимать, что больше шансов привлечь контролирующее лицо к ответственности в следующих случаях:

1) доказаны факты недобросовестности контролирующего лица. Например: совершение сделок с недобросовестными контрагентами, приведшие к образованию задолженности у должника, создание других организаций для того, чтобы уклониться от уплаты долгов и др.;

2) контролирующее лицо нарушило формальные требования закона:

  • не подано /несвоевременно подано заявление о банкротстве (ст. 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).
  • нарушение в введении или хранении документов бухгалтерской отчетности должника либо их непредоставление арбитражному управляющему (абз. 4 п. 4 ст. 1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

3) должник был привлечен к уголовной, административной или уголовной ответственности, в результате чего у должника возникло обязательство по выплате задолженности, которая превышает 50% от общей суммы требований кредиторов третьей очереди.

Таким образом, мы видим, что комплексное изменение законодательства и судебной практики делает все более понятной процедуру погашения задолженности организации-банкрота, в том числе за счет имущества учредителей. Недаром в ходе предпроверочного анализа кандидатов для проведения выездной налоговой проверки изучается имущество не только самой организации, но и учредителей, их родственников.

📌 Реклама Отключить

В народе иногда вспоминают выражение, которое однажды сказал Б. Франклин «Если одолжишь деньги врагу — то ты приобретешь друга; а одолжи деньги другу — и ты потеряешь его».

Проблема должника и кредитора всегда очень актуальна, но если дать другу сто рублей это одно, то обязательства, возникающие между юридическими лицами это совсем другое. Вот представим ситуацию, две фирмы заключили договор на несколько миллионов рублей по поставке какого-либо товара. Первая фирма выполняет свои обязательства и перечисляет предоплату, при этом вторая просто «забывает» осуществить поставку, типичная ситуация. Когда дело доходит до спора, вторая фирма начинает «кормить завтраками», обещает в скором времени исполнить свои обязательства, но время идет и ничего не происходит. Первая фирма подает в суд, взыскивает сумму предоплаты в несколько миллионов рублей, получает исполнительный лист и идет к приставу, где оказывается, что на второй фирме имущества нет, на счетах пусто, работники голодают без зарплаты, налоги не платятся, а коммуналку в офисе давно отключили за долги. В общем, как с недавних пор говорят в народе — «денег нет, но вы держитесь».

В итоге, на руках есть решение суда, исполнительный лист, а по факту деньги ушли в «яму». Товара нет, денег нет, а зарплату, налоги, коммунальные услуги платить нужно. И тут назревает вопрос: как бороться с недобросовестными контрагентами? Какие меры принять, чтобы все же вернуть свои деньги, особенно если фирма является «однодневкой», а генеральный директор вообще номинальная фигура? Как все же исполнить решение суда? В этом мы и будем разбираться в данной статье.

Что говорит Верховный суд РФ

Огромное количество фирм «однодневок» наносит серьезный ущерб по экономике в целом. При этом, директора и учредители практически не несут никакой ответственности за действие ООО и своим имуществом по долгам ООО не отвечают. Однако, в нашем законодательстве есть такое понятие — «субсидиарная ответственность». Субсидиарная ответственность представляет собой ответственность директора, учредителя, либо иного лица, который непосредственно управлял ООО перед кредиторами за возникшие долги. Если фирма не может вернуть деньги, то ответственность наступит для руководителя.

В конце 2017 года Верховный суд РФ обратил особое внимание на данную ситуацию. С целью дополнительной защиты прав и законных интересов кредиторов, 21 декабря 2017 года было принято Постановление Пленума ВС РФ №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих лиц к ответственности при банкротстве». В данном Постановлении было четко расписано понятие «контролирующее должника лицо». Одной из главных особенностей признание лица контролирующим должника – это подтверждение фактического контроля над фирмой — должником, т.е. право давать обязательные для исполнения приказы и распоряжения.

Также, в Постановлении были отражены условия, при которых для контролирующего должника лица наступает субсидиарная ответственность за долги фирмы. Рассмотрим более подробно основные моменты.

В каком случае наступает субсидиарная ответственность

Итак, чтобы иметь возможность заставить руководителя или учредителя заплатить по неисполненным обязательствам фирмы, нужно наличие определенных оснований, которые отражены вПостановлении Пленума ВС РФ №53. К таким основаниям относятся:

  • Если лицо добровольно не подало заявление в Арбитражный суд о признании фирмы — должника банкротом. В силу п.1 ст. 9 ФЗ №127 «О несостоятельности (банкротстве)»руководитель задолжавшей организации обязан подать заявление в суд при наличии указанных в данном пункте оснований. Все они сводятся к тому, что должник уже не может исполнять имеющиеся обязательства в связи с отсутствием имущества, которое можно продать, чтобы вернуть долги кредиторам, слабая финансовая деятельность, отсутствие доходов и т.п. При этом, в силу п.2 ст. 9 ФЗ №127 на это дается один месяц. Таким образом, если руководитель уклоняется от подобной обязанности, то он рискует из своего кармана оплатить долги фирмы. Данная мера предусмотрена ст. 61.12. ФЗ №127 о банкротстве.
  • Если полное погашение требований кредиторов невозможно. Здесь все зависит от того, как контролирующее лицо осуществлял управление фирмой. Если при рассмотрении дела, суд решит, что фирма оказалась на грани банкротства из-за ошибочного управления и по вине руководителя, то такой руководитель может наравне с компанией — должником отвечать по имеющимся долгам. Например, директор решил купить 100 ящиков пива для реализации по цене 140 рублей за бутылку, когда средняя рыночная цена на такое пиво меньше 100 рублей, т.е. была заключена явная невыгодная сделка. Также, суд оценивает эффективность управление организацией.
  • Если руководитель умышленно не платит налоги. Неуплата налогов подразумевает крайне негативные последствия для организации. Из-за просрочки обязательного платежа наступает ответственность в виде пени, штрафа и т.п. Соответственно, если будет установлено умышленное уклонение от такой обязанности, что привело к ухудшению финансового состояния компании, то такое руководство смело можно привлекать к субсидиарной ответственности.

Анализ судебной практики

Начнем с того, что в последнее время все чаще стали выноситься положительные решения для кредиторов. Это привело к тому, что недобросовестные руководители фирм — должников стали привлекаться к субсидиарной ответственности. Если верить официальной статистике, подставных фирм однодневок действительно становится меньше.

Особо успешно действуют налоговики, которые привлекают руководство к субсидиарной ответственности, инициируя в суде процедуру банкротства. Рассмотрим так же ряд судебных актов, относящихся к данному вопросу.

Согласно разъяснению суда, руководители фирм должны сами доказывать свою невиновность и то, что предпринимали разумные и обоснованные действия по эффективному управлению, если против них указаны обстоятельства против их добросовестности и действиям в ущерб фирме. В данном случае смело можно говорить о презумпции виновности. Такое разъяснение указал Верховный суд в своем Определении от 9 марта 2016 года N 302-эс14-1472 по делу N А33-1677/13.

Если «хозяева» фирмы должника не сочли нужным передать необходимую информацию конкурсному управляющему, то такое действие даст возможность привлечь их к субсидиарной ответственности. Об этом указано Арбитражным судом Белгородской области в своем решении по делу № А08-2321/2016 от 09.06.2016 года.

Верховным судом так же установлено, что нарушение своего обязательства по подаче заявления о банкротстве может быть напрямую связано с причинением вреда кредитору. Такая позиция отражена в Определении Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ от N 309-ЭС15-16713 по делу N А50-4524/2013 от 31.03.2016 года.

При анализе судебной практики можно сделать вывод, что для кредиторов намечается положительная тенденция. Ранее весьма популярной была следующая схема:

— Физическое лицо открывает ООО с уставным капиталом в 10 000 рублей, назначает фиктивного генерального директора зицпредседателя Фунта, но самостоятельно осуществляет руководство. При этом, учредителя было крайне сложно привлечь как-то заставить отвечать за свои неправомерные действия. Однако, сегодня судебная практика пошла по тому пути, что объектом пристального внимания может стать неограниченный круг лиц, при наличии признаков фактического управления юридического лица. Таким образом, кредиторам становится проще привлечь все больше лиц для того, чтобы наконец-то вернуть свои кровно заработанные деньги.

Как ведут себя директора и учредители

Никто не хочет отдавать свои деньги и отвечать своим имуществом, поэтому при привлечении контролирующего должника лица к ответственности по долгам ООО, с противоположной стороны будет серьезный отпор. Изучив практику и поведение таких лиц, можно примерно обобщить, как пытаются защититься горе — директора.

  1. Достаточно частым способом уйти от ответственности является утверждение директора, что он вообще никаких решений не принимал, а директором стал случайно, подписав какой-то документ, как он думал о его премировании. А по факту он там водитель, грузчик и т.п. Соответственно, никакой ответственности на нем не лежит.

  2. Директор утверждает, что делал то, что ему прикажет учредитель, как непосредственный работодателя и весь спрос только с создателя фирмы.

  3. Во время процедуры банкротства, директора и учредители стараются переложить ответственность друг на друга. При рассмотрении таких споров степень вины и ответственности уже будет решать суд исходя из фактических обстоятельств дела.

Как мы заметили выше, исходя из судебной практики, если есть аргументы вины лица, которое контролирует организацию, то обязанность доказать невиновность ложится на это лицо. Если убыточные сделки подписывал директор, то ему будет очень трудно «отбиться» от обвинений. А вот доказательствами фактического руководства компанией сейчас активно занимаются налоговые службы, которые заинтересованы в надлежащей уплате налоговых платежей, ибо в стране не лучшие времена и деньги нужны.

Резюме

Как мы уже выяснили, утверждение о том, что если фирма банкрот без имущества и денег – то долги уже никак не вернуть, является заблуждением. Потихоньку начинает работать механизм по привлечению третьих лиц к дополнительной ответственности за долги фирмы, которой эти лица руководят. Подтверждением тому является судебная практика последних нескольких лет.

Таким образом, кредитору нужно принимать все меры, чтобы руководителя должника, либо учредителя заставить отвечать за свои действия и вернуть все долги кредиторам. Причем именно эти лица должны доказывать отсутствия оснований для их привлечения.

В любом случае, нужно тщательно проверять своего контрагента перед тем, как заключить значимый контракт. Но в условиях нашей экономики не застрахован никто, поэтому морально нужно всегда быть готовым отстаивать свои интересы и готовиться вернуть свои собственные средства.

Будем надеяться, что в будущем проблем с невозвратными долгами станет заметно меньше, а количество недобросовестных лиц будет сокращаться. Ведь долг платежом красен.

Юрист сайта Правовед.RU Бабкин Михаил

Эта статья участвует в Конкурсе на лучшую бизнес-статью.

Тема субсидиарной ответственности руководителей и собственников при наступлении банкротства организации не нова. Специалистами по этому вопросу написано множество статей, судами сформирована многочисленная и многообразная практика. Можно сказать, что большинство руководителей о субсидиарной ответственности при банкротстве знают и в случае введения в отношении их организации этой неприятной процедуры заранее к «субсидиарке» готовятся морально и материально. Однако многие не подозревают, что в последние годы суды привлекают руководителей к субсидиарной ответственности даже в тех случаях, когда процедура банкротства прекращена или вообще не инициировалась. Причем решения о привлечении к субсидиарной ответственности в таких случаях принимаются судами общей юрисдикции.

Вопросы правомерности принятия подобных решений, а также правомерности рассмотрения подобных споров судами общей юрисдикции являются предметом рассмотрения в данной статье.

Для начала напомним, какие случаи и основания привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника, предусмотрены Федеральным законом от 26.10.2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – «Закон»).

Статья 9 Закона обязывает руководителя организации – должника самостоятельно обратиться в суд о признании организации банкротом в ряде ситуаций, например, если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником своих денежных обязательств в полном объеме, обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной его хозяйственную деятельность, а также в других случаях. При этом статья 9 Закона ограничивает срок обращения в Арбитражный суд в перечисленных случаях одним месяцем с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

Схожие нормы содержатся в статье 224 Закона, предусматривающей обязанность руководителя, собственника или ликвидатора инициировать процедуру банкротства, когда в процессе ликвидации выясняется, что имущества ликвидируемого лица недостаточно для удовлетворения требований кредиторов.

Разумеется, далеко не каждый руководитель готов и хочет пойти на столь радикальный шаг, как банкротство. Особенно, если речь идет о его собственном бизнесе, который не планируется «сворачивать». Однако следует понимать, что статьи 9 и 224 Закона предусматривают не право, а обязанность руководителя на осуществление соответствующих действий. Более того, законодатель усилил правило, закрепленное в статье 9, нормой статьи 10, а правила статьи 224 – нормой статьи 226, в которых предусмотрел возможность привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности за нарушение обязанности по подаче заявления о несостоятельности в Арбитражный суд.

При этом если прочитать Закон внимательно, можно понять, что привлечь руководителя/учредителя к субсидиарной ответственности по статье 10 (и соответственно по статье 226) можно только в рамках процедуры банкротства. Так, в абзаце 3 пункта 5 статьи 10 Закона указано:

«Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано в ходе конкурсного производства».

Таким образом, из приведенной формулировки видно, что подать заявление о привлечении ответственного лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьей 10 Закона, возможно именно в ходе конкурсного производства в рамках процедуры банкротства, но не до него и не вместо него. Кроме того, в абзаце 5 пункта 5 статьи 10 Закона устанавливается запрет на привлечение к субсидиарной ответственности лица, принимающего решения, после завершения конкурсного производства.

Также отмечу, что абзацем 1 пункта 5 статьи 10 Закона установлено, что дела о привлечении к субсидиарной ответственности подведомственны именно Арбитражному суду и рассматриваются в рамках дел о банкротстве.

Итак, все описанные выше нормы, на наш взгляд, вполне логичные, недвусмысленные и достаточно просты в понимании.

Тем не менее в судебной практике по рассматриваемому вопросу в настоящее время царит настоящий «творческий беспорядок».

В последние годы, как уже упоминалось в начале данной статьи, участились случаи, когда заявления о привлечении к субсидиарной ответственности подаются и рассматриваются в судах общей юрисдикции (СОЮ), а суды эти заявления рассматривают и удовлетворяют.

При этом, вынося решения по делам о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, принимающих решения, СОЮ закрывают глаза сразу на несколько упомянутых выше норм законодательства.

Начнем с того, что нарушается правило, закрепленное абзацем 1 пункта 5 статьи 10 Закона о подведомственности дел о субсидиарной ответственности арбитражному суду.

Сразу оговорюсь, что иногда суды общей юрисдикции отказывают в удовлетворении требований кредиторов о привлечении к субсидиарной ответственности в связи с неподведомственностью. Например, Ставропольский районный суд Самарской области в Решении от 10.06.2013 года по делу № 2-790/13 указал: «Обстоятельство (совершение руководителем действий, повлекших банкротство) подлежит доказыванию и оценке именно в деле о несостоятельности должника, так же, как и факт уклонения учредителя от обращения в Арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом». Аналогичную позицию изложил Ленинградский областной суд в своем определении от 28.06.2012 года № 33а-2928/2012.

Однако, к сожалению, это не системная ситуация, большинство судей СОЮ при поступлении к ним заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности берутся такие заявления не только рассматривать, но и выносят по ним положительные решения. Более того, встречаются решения, где судьи обосновывают подведомственность споров о привлечении руководителей к субсидиарной ответственности именно судам общей юрисдикции.

Так, Домодедовский городской суд Московской области, удовлетворяя Решением от 21.01.2016 года по делу № 2-286/2016 требования о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя компании, основывался на следующем выводе: в случае, если производство по делу о банкротстве прекращено, Законом не предусмотрена возможность привлечения руководителя к субсидиарной ответственности в рамках арбитражного процесса, но, исходя из субъектного состава сторон, вопрос о субсидиарной ответственности подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. При этом судья предпочел проигнорировать тот факт, что руководитель как субъект процесса в рамках процедуры привлечения к субсидиарной ответственности выступает не просто как физическое лицо, а как исполнительный орган юридического лица, а в отношении дел о субсидиарной ответственности Законом установлена специальная подведомственность.

Теперь рассмотрим случаи, в которых судьи предпочитают игнорировать другие положения Закона, а именно:

  • заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано только в ходе конкурсного производства (абзац 3 п. 5 ст. 10 Закона);
  • заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности не может быть подано после завершения конкурсного производства (абзац 5 п. 5 ст. 10 Закона).

Судебные решения, противоречащие указанным нормам Закона, можно условно разделить на две группы:

  1. решения о привлечении к субсидиарной ответственности в случаях, когда заявление о введении процедуры банкротства подавалось, но дело о банкротстве прекращено в связи с недостаточностью у должника средств на оплату процедуры банкротства;
  2. заявление о банкротстве не подавалось вообще.

В качестве примера решений первой группы можно привести уже упоминавшееся решение Домодедовского городского суда Московской области от 21.01.2016 года по делу № 2-286/2016, а также Апелляционное определение Верховного суда Республики Хакасия от 02.03.2016 года по делу № 33-562/2016. Обоснование привлечения к субсидиарной ответственности по этим делам было изложено выше.

Но особое внимание, на наш взгляд, заслуживают случаи привлечения к субсидиарной ответственности при условии, что заявление о банкротстве даже не подавалось в Арбитражный суд. В качестве наиболее показательного примера можно привести Решение Оричевского районного суда Кировской области от 03.03.2016 года № 2-94/2016. В данном документе суд для начала утверждает, что «должник отвечает установленным законом о банкротстве признакам банкротства». И, сделав этот вывод, практически утвердив факт банкротства должника (что в соответствии со статьей 2 Закона отнесено к полномочиям Арбитражного суда), определяет, в какой период у руководителя должника возникла обязанность по подаче заявления о банкротстве в Арбитражный суд, и далее применяет положения статей 9 и 10 Закона о субсидиарной ответственности. При этом в Решении суд ссылается на ст. 399 ГК РФ и делает вывод, что «субсидиарная ответственность руководителя … непосредственно следует из вышеприведенной нормы», игнорируя пункт 4 той же статьи 399 ГК РФ, в которой указано: «Правила настоящей статьи применяются, если настоящим Кодексом или иными законами не установлен другой порядок привлечения к субсидиарной ответственности».

Аналогичные выводы содержатся в Решении Орджоникидзевского районного суда города Уфы от 05.09.2013 года по делу № 2-2820/2013 и в Решении Гагаринского районного суда г. Москвы от 04.03.2013 года по делу № 2-1079/2013.

Нельзя, однако, говорить, что все судьи готовы воспринимать ситуацию именно таким неоднозначным образом. Так, Архангельский областной суд в Апелляционном определении от 23.07.2015 года по делу № 33-3804 указал:

«Привлечение к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника возможно только в случае, если банкротство должника установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда … Бездействие ответчика, выразившееся в неподаче заявления в Арбитражный суд, само по себе не является безусловным основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности».

Следует оговориться, что есть одна ситуация, при которой взыскание сумм в пользу истца в суде общей юрисдикции после завершения Арбитражным судом дела о банкротстве за недостаточностью средств для покрытия расходов на процедуру является вполне законным и обоснованным.

Напомним, что в соответствии с п. 3 ст. 59 Закона в случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов, предусмотренных п. 1 ст. 59 Закона, заявитель обязан возместить указанные расходы в части, не погашенной за счет имущества должника. В настоящее время в связи с реализацией указанной нормы сложилась устойчивая практика, подтвержденная определением Верховного суда РФ № 83-КГ14-13 от 13.01.2015 года. Так, суды принимают во внимание, что в соответствии со ст. 9 Закона у руководителя организации в определенных случаях возникает обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве, и если руководитель эту обязанность не исполняет, то убытки иного заявителя о банкротстве, понесенные им в связи с погашением расходов на услуги управляющего, могут быть взысканы именно за счет руководителя. Применение статей 399, 401 ГК РФ при разрешении дел в таких случаях вполне оправдано, поскольку речь идет именно о погашении убытков в связи с неисполнением обязательств, а не о субсидиарной ответственности. При этом, хотя некоторые суды в своих решениях и называют взыскание этих убытков «субсидиарной ответственностью» (см., например, Решение Галичского районного суда Костромской области от 28.10.2015 года по делу № 2-908/2015), сути дела это не меняет.

Выше приведенный анализ практики судов общей юрисдикции по разрешению споров о субсидиарной ответственности контролирующих лиц в связи с банкротством организаций наглядно показывает, как плачевно обстоит дело с решением судьями вопросов, далеких от их компетенции.

Наверное, не стоит осуждать налоговые органы (а заявителями по рассмотренным делам в подавляющем большинстве являются именно ИФНС) за то, что они пытаются всеми возможными способами вернуть в бюджет средства, которые, по их мнению, были незаконно не уплачены налогоплательщиками. Так же, как можно лишь посочувствовать судьям, которые, учитывая объем и безграничное многообразие дел, подведомственных им и рассматриваемых ими, вынуждены вникать еще и в очень непростые нормы о банкротстве и субсидиарной ответственности. Но нельзя не удивляться тому, что ответчики по рассмотренным делам не привлекают для защиты собственных интересов профессиональных юристов, способных разобраться в ситуации, подготовить обоснованный отзыв, представить в судебное заседание тщательно проработанные, основанные на нормах закона и судебной практике пояснения и в дальнейшем, если районный судья не внемлет доводам и примет решение в пользу истца, представлять интересы в вышестоящих инстанциях. Тем более, как показывает практика и как упоминалось выше, встречаются судьи, готовые воспринимать доводы защищающейся стороны, при условии, что эти доводы должным образом до сознания судьи донесены.

В качестве вывода можем порекомендовать собственникам и руководителям юридических лиц, которые неожиданно (или ожидаемо) оказались ответчиками по делу о субсидиарной ответственности (не важно – рассматриваемому в суде общей юрисдикции или Арбитражном суде), привлекать для защиты своих интересов опытных юристов. Как показывает практика, без надлежащей правовой экспертной поддержки защитить свои права очень непросто.

КСК групп, консалтинговая компания с более чем двадцатилетним стажем, в штате которой состоит более 50 профессиональных юристов, в том числе специализирующихся в вопросах банкротства, предлагает клиентам услуги по защите их интересов в делах о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Указанные услуги могут быть оказаны в форме судебного представительства по конкретному делу либо в рамках сопровождения процедуры банкротства со стороны должника в целом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *