Защита деловой репутации ГК

Библиографическое описание:



Статья посвящена проблемным вопросам защиты деловой репутации юридических лиц, анализируется понятие морального вреда, его соотношение с категориями нематериальный вред, неимущественный вред, способы защиты деловой репутации.

Ключевые слова: юридическое лицо, деловая репутация, моральный вред, неимущественный вред, нематериальный вред

Деловая репутация юридического лица есть не что иное, как нематериальное благо, от существования которого зависит представление о ней других субъектов правоотношений, с которыми в своей деятельности оно вступает в контакт. Деловая репутация, наряду с фирменным наименованием и товарным знаком — это средства индивидуализации юридического лица, то, что отличает его в деловом обороте от других субъектов . Именно от характера деловой репутации юридического лица будет зависеть степень его надежности, исполнительности принятых на себя обязательств, аккуратности и уровень соответствия требованиям партнеров.

Степень важности категории деловой репутации юридического лица подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в котором сказано, что деловая репутация юридического лица — одно из условий их успешной деятельности . На законодательном уровне о деловой репутации юридических лиц говорится в ст. 152 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) , которая утверждает правила защиты деловой репутации юридического лица наряду с защитой деловой репутации граждан, в п. 2 ст. 1027 ГК РФ, в котором говорится о праве передачи деловой репутации юридического лица по договору коммерческой концессии другому лицу (что является отличительным признаком именно деловой репутации юридического лица по отношению к деловой репутации граждан) и в ст. 1042 ГК РФ, которая признает деловую репутацию в качестве вклада товарища в общее дело. Так же в ст. 3.1 КоАП РФ говорится о том, что административное наказание не может иметь своей целью нанесение вреда деловой репутации юридического лица. Следует отметить так же возможность оценки деловой репутации юридического лица, так, согласно VII разделу Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов», утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. № 153н, деловая репутация есть надбавка к цене, уплачиваемая покупателем в ожидании будущих экономических выгод в связи с приобретенными неидентифицируемыми активами .

Таким образом, деловая репутация юридического лица — это нематериальный актив, который представляет собой возможность иметь юридическому лицу оценку своей деятельности в соответствии с качествами этой деятельности .

Правовую защиту деловой репутации юридического лица как нематериального блага гарантирует ст. 152 ГК РФ. Так, если организация обнаружит факт распространения сведений о ней, имеющих порочащий характер и несоответствующие действительности, она вправе требовать их опровержения в суде. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о юридическом лице, или иным аналогичным способом. Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Только совокупность приведенных трех условий гарантирует судебную защиту деловой репутации юридического лица.

В п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 3 раскрывается содержание приведенных понятий:

1) под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам;

2) не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения;

3) порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Следует отметить, что при рассмотрении данных дел необходимо разграничивать сведения, содержащие факты и оценочные суждения, поскольку последние проверке на достоверность не подлежат, а являются выражением субъективного мнения и взглядов ответчика по конкретному делу. Вопрос о принадлежности той или иной фразы к фактам или оценочным суждениям основано на субъективном мнении суда. Однако в силу специфики данной категории дел зачастую возникает потребность в проведении судебной лингвистической экспертизы. Необходимо заметить, что определяя круг и содержание вопросов, по которым необходимо провести экспертизу, суд исходит из того, что вопросы права и правовых последствий оценки доказательств не могут быть поставлены перед экспертом . Недопустимость выступления в качестве предмета иска мнений, оценок и суждений вытекает из ст. 29 Конституции РФ, в которой каждому гарантируется свобода мысли и слова . Так же ст. 47 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124–1 «О средствах массовой информации» гарантирует право журналисту излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью .

На данную проблему так же указал судья Верховного Суда РФ Сергей Потапенко: «Встречаются судебные решения, в которых признаются не соответствующими действительности, порочащими потерпевшего сведения типа «Иванов — плохой мэр», или «политические взгляды Сидорова носят реакционный характер». Однако чистые оценки, например, «хороший-плохой”, «добрый-злой” не могут быть предметом опровержения, поскольку не поддаются проверке на истинность. Оценочное суждение говорит не об объекте, а об отношении субъекта к объекту. Сведение по смыслу ст. 152 ГК РФ — это утверждение о факте, которое можно проверить на предмет соответствия его действительности. В противоположность этому во мнении выражается соответствие оцениваемого факта не действительности, не объективному миру, а субъективным понятиям и представлениям отдельного человека, выражающим мнение” .

Достаточно спорным на сегодняшний день остается вопрос о компенсации вреда, причиненного деловой репутации юридического лица. После вступления в силу изменений, внесенных Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса РФ», положение о возможности требовать юридическим лицом компенсации, наряду с физическими лицами, не сохранилось. До внесения данных изменений существовало правило, согласно которому положение ст. 152 ГК РФ о защите деловой репутации гражданина подлежало применению и к защите деловой репутации юридического лица, то есть компенсация морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применялась и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Однако, как в прошлом, так и сейчас, разбирательства в данной категории дел являются достаточно спорными. Так, еще в 1997 году Высший арбитражный суд Российской Федерации (далее — ВАС РФ) указал, что моральный вред — это физические и нравственные страдания, причинение которых, исходя из смысла ст. 151 ГК РФ, возможно только физическому лицу , т. е. ВАС РФ придерживался практики, согласно которой защита деловой репутации юридического лица возможна, но никак не в форме компенсации морального вреда. Рассматривая дела по данному вопросу, арбитражные суды старательно избегают употребления термина моральный вред по отношению к юридическому лицу, оперируя выражениями: «неимущественный вред”, «нематериальный вред”, «нематериальные убытки”, «репутационный вред” и т. п. .

Но как данные понятие соотносятся с категорией моральный вред, допустимо ли использование данных категорий к юридическим лицам? Безусловно, с позиции терминологии понятие «неимущественный вред» является более удачным по сравнению со многими другими терминами, встречающимися при анализе данной темы («моральный вред юридических лиц», «вред деловой репутации», «репутационный вред», «нематериальные убытки») . Представляется, что категория неимущественного вреда включает в себя умаление нематериальных благ, вред деловой репутации и все нематериальные убытки, которые не имеют экономического содержания.

Если говорить о соотношении понятий моральный вред и неимущественный вред, то на категорию неимущественного вреда указывал Пленум Верховного Суда РФ, отмечавший, что «моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной или иной материальной форме” .

Следовательно, неимущественный вред включает в себя понятие морального вреда, но не должен им ограничиваться. Это подтверждается существующим в научной среде мнением: «…законодатель ни в одной из статей ГК не раскрывает категории «моральный вред» применительно к юридическим лицам. Статья 151 посвящена именно случаям причиненного вреда гражданам. Безусловно, эта статья ГК не применима в отношении юридических лиц. Однако из этого не следует того, что юридическому лицу вообще невозможно причинить моральный вред. Последний, являясь разновидностью вреда неимущественного, может иметь свое собственное, отличное от упомянутого в ст. 151 ГК, содержание в тех случаях, когда речь идет не о гражданах, а о юридических лицах. Распространение порочащих сведений искажает оценку юридического лица и его деятельности. Таким образом, подрыв деловой репутации разрушает сформировавшийся имидж фирмы, что, безусловно, свидетельствует о причинении вреда неимущественного. Следовательно, последний может существовать не только в виде физических или нравственных страданий, но и в целом ряде других форм” .

Однако Конституционного суда РФ в своей позиции, которую он высказал в своем Определении от 4 декабря 2003 г. № 508-О указывает на категорию «нематериальный вред” . Считается, что использование данной категории является более приемлимым, поскольку нематериальный вред юридических лиц — это вызванные нарушением имущественных или личных неимущественных прав юридических лиц неблагоприятные последствия нематериального характера, которые не поддаются точному денежному исчислению, являются отрицательными и существенными для юридических лиц. Нарушение имущественных прав вполне может привести к вреду, который не является убытками и не поддается точному денежному исчислению. Самое главное для исследуемой категории вреда, которая должна подлежать компенсации, не то, что лежит в его основе (в основании вреда вполне может лежать имущественный фактор), а сущность самого вреда, который не поддается точной денежной оценке, не имеет материальную природу. Таким образом, при компенсации неимущественного вреда по имущественным основаниям «оболочка» неимущественного вреда будет не соответствовать его содержанию. Чтобы избежать этого логического противоречия, предлагаем использовать получившее в судебно-арбитражной практике популярность понятие «нематериальный вред» .

При этом позиция Конституционного Суда Российской Федерации по вышеуказанному определению состояла в том, что: «Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица, при этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ)».

Данная позиция основывается на практике Европейского суда по правам человека в решении от 6 апреля 2000 года по делу «Компания Комингерсол С. А. против Португалии», в которой суд пришел к выводу о том, что нельзя исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени объективными или субъективными. Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании» .

Основываясь на данной позиции Конституционного Суда Президиум Высшего Арбитражного Суда в постановлении от 23 ноября 2010 г. N 6763/10 указал, что компенсация нематериального вреда является особым публично-правовым способом исполнения государством обязанности возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц этих органов, поэтому в гражданско-правовых отношениях, основанных на признании равенства их участников, у субъектов этих отношений не возникает права требовать такой компенсации .

После внесения поправки в ГК РФ от 01.07.2013, вступившей в силу с 01.10.2013, которая прямо говорит о том, что компенсация морального вреда может применяться лишь в отношении физических лиц, казалось бы, спор должен быть разрешен окончательно. Однако на данный момент благодаря позиции Конституционного Суда в правоприменительной практике выносятся противоположные решения. Особое значение имеет дело N А50–21226/2014 (Определение ВС РФ от 17 августа 2015 г. № 309-ЭС15–8331), рассмотренное Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ .

Суть дела состояла в том, что ООО «МХС групп» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с иском к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов о взыскании за счет казны России 49 666 руб. 53 коп. в возмещение морального вреда, который своим решением от 17 декабря 2014 г. по делу N А50–21226/2014 исковые требования истца удовлетворил в полном объеме. При этом суды ссылались на статью 15 Конституции РФ, согласно которой составной частью российской правовой системы является Конвенция о защите прав человека и основных свобод, в том числе с учетом практики Европейского суда по правам человека (Постановление от 6 апреля 2000 г. по делу «Компания Комингерсол С. А». против Португалии»), которая при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности, причиняющей юридическому лицу значительное неудобство. Таким образом, суды проигнорировали изменения, введенные в ст. 152 ГК РФ и поддержали позицию Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О. Однако Экономическая коллегия ВС РФ признала указанные выводы ошибочными, отменила принятые судебные акты и отказала в удовлетворении иска. Позиция ВС РФ основывалась на том, что согласно ст. 151 ГК РФ компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе. Поскольку в действующем законодательстве отсутствует прямое указание на возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось. Следовательно, Экономическая коллегия ВС РФ применила буквальное толкование новой редакции ст. 152 ГК РФ.

Можно сделать вывод, что на сегодняшний момент существует проблема соотношения позиции Конституционного Суда от 4 декабря 2003 г. N 508-О, предполагающей наличие существования категории «нематериальный вред” и ее отличного содержания от категории «моральный вред”, и позиции Верховного Суда, исключающая возможность применения нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица. Так, утверждается, что компенсация морального вреда и компенсация нематериального вреда, несмотря на близость их правовой сущности, в российском праве не являются равнозначными компенсаторными способами защиты: они имеют разные основания реализации и выполняют разные функции; при этом запрет компенсации морального вреда юридическим лицам не означает запрет компенсации им нематериального (репутационного) вреда .

Представляется целесообразным на законодательном уровне установить дефиницию понятия «нематериальный вред”, правила и условия ее применения с целью преодоления противоречивости правоприменительной практики, установления единого подхода к использованию участниками гражданских правоотношений способов защиты своих гражданских прав.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации 1993 г. (в последней ред. Законов РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 г. № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 1) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в актуальной редакции) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ // «Собрание законодательства РФ», 07.01.2002, № 1 (ч. 1), ст. 1.
  4. Закон РФ от 27.12.1991 N 2124–1 (ред. от 05.04.2016) «О средствах массовой информации» // СПС Консультант-плюс. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_1511
  5. 5.Приказ Минфина РФ от 27.12.2007 N 153н (ред. от 24.12.2010) «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов» (ПБУ 14/2007)» // СПС Консультант-плюс. URL: // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_63465/
  6. Постановление Европейского Суда по правам человека от 6 апреля 2000 г. по делу «»Компания Комингерсол С. А.” против Португалии» (жалоба № 35382/97) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2001. — № 2.
  7. Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 3.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // СПС Консультант-плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5677
  9. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 августа 1997 г. N 1509/97 // СПС Гарант. URL: http://base.garant.ru/12103127/
  10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации
  11. Постановление Президиума ВАС РФ от 23.11.2010 № 6763/10. Доступно на официально сайте ВАС РФ http://www.arbitr.ru.
  12. Постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» // СПС Консультант-плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_162155
  13. Определение ВС РФ от 17 августа 2015 г. № 309-ЭС15–8331 // СПС Гарант. URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71067964/.
  14. Гаврилов Е. В. Компенсация нематериального вреда юридическим лицам: проблемы в терминологии // Цивилист. 2009. N 3.
  15. Гаврилов Е. В. Компенсация нематериального (репутационного) вреда юридическим лицам и новая редакция ст. 152 ГК РФ // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2015. N 3.
  16. Красавчикова Л. О. Компенсация морального вреда субъектам экономической деятельности в случаях причинения вреда их деловой репутации // Академический юридический журнал. N 2. 2001.
  17. Потапенко С. В. Правовая позиция Верховного Суда РФ по диффамационным спорам // Верховный Суд Российской Федерации. URL: http://www.vsrf.ru/print_page.php?id=2601
  18. Ситдикова Л. Б. Личные неимущественные права юридических лиц // Юридический мир. — 2015. — № 7.
  19. Федоров П. Г. Деловая репутация юридического лица и ее защита // Законодательство и экономика. — 2010. — № 11.
  20. Фролова Я. О. К вопросу о возмещении морального (нематериального, репутационного) вреда юридическим лицам // Молодой ученый. — 2016. — № 4.

Основные термины (генерируются автоматически): юридическое лицо, деловая репутация, моральный вред, ГК РФ, неимущественный вред, лицо, Российская Федерация, нематериальный вред, компенсация, Верховный Суд РФ.

В условиях жесткой конкуренции субъекты рынка нуждаются в правовом механизме, который обеспечил бы им возможность нормального функционирования и развития, подразумевающего, в том числе возможность правильного, не искаженного формирования общественного мнения об этом субъекте. Действительно, деловая репутация является одним из видов нематериальных активов и непосредственно влияет на стоимость фирмы.

В литературе под деловой репутацией юридического лица понимают приобретаемую им общественную оценку о качествах, достоинствах и недостатках, относящихся к его работе и профессиональной деятельности.

С момента создания организации все, что, так или иначе, относится к ее существованию, влияет на формирование ее репутации. В силу данного факта репутация может иметь не только положительное содержание, но и быть отрицательной.

Репутация формируется в процессе публичной деятельности организации, вследствие открытого распространения информации о ней, в процессе осуществления своей профессиональной деятельности.

Источником информации об организации, непосредственно затрагивающей ее деловую репутацию, могут быть и сообщения о ней третьих лиц.

Практика показывает, что наиболее часто встречается посягательство на деловую репутацию коммерческих организаций путем оглашения (как правило, через СМИ) другими лицами не соответствующих действительности сведений о данной организации. Это может произойти, например, вследствие распространения кем – либо собственной рекламы, так или иначе затрагивающей репутацию данной организации, либо иного проявления конкурентной борьбы (это так называемая недобросовестная конкуренция, ненадлежащая реклама).

В силу статьи 4 и 10 Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» не допускаются любые направленные на приобретение преимуществ, в предпринимательской деятельности, действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут нанести ущерб деловой репутации других хозяйствующих субъектов – конкурентов, в том числе: распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации.

Право юридических лиц на защиту деловой репутации, в отличие от защиты чести и достоинства граждан, может быть реализовано только в гражданском либо административном порядке. Уголовно – правовая ответственность за посягательства на указанное благо юридических лиц в нашей стране не предусмотрена.

Гражданско – правовая защита деловой репутации организаций предусмотрена статьей 152 ГК РФ. В силу данного положения гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением; а на основании части седьмой статьи 152 ГК РФ правила указанной статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Следовательно, здесь возникает проблема толкования данной нормы, допускающей компенсацию морального вреда юридическому лицу, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию.

В соответствии с частью первой статьи 151 ГК РФ под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, или нарушающими его личные неимущественные права, либо нарушающими имущественные права гражданина. Очевидно, что данное определение неприменимо к юридическому лицу, ибо невозможно вести речь об испытываемых им физических или нравственных страданиях (организация – неодушевленное лицо).

В силу указанного постановления размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, от его индивидуальных особенностей.

Кроме того, даже если согласиться с тем, что моральный вред и соответственно его компенсация в принципе возможны и в отношении юридического лица, то исчисление размера компенсации в силу части второй статьи 151 ГК РФ может быть произведено исключительно исходя из степени физических и нравственных страданий лица, кому причинен вред. Здесь следует иметь в виду, что нравственные и физические страдания может претерпевать лишь человек. И, напротив, такого рода страдания, а с ним и само понятие морального вреда никак не могут быть совместимы с конструкцией организации.

В то же время нельзя не согласиться с тем, что распространением не соответствующих действительности сведений деловой репутации юридического лица порой может быть причинен ущерб, не связанный с прямыми убытками. Имея в виду такого рода ситуации, в будущем законодательстве следовало бы предусмотреть возможность возмещения вреда, причиненного деловой репутации юридического лица. Однако такого рода возможность в законе бы следовало прямо обозначить как компенсацию (в денежном выражении) неимущественного вреда, причиненного деловой репутации юридического лица.

Как уже отмечалось, юридические лица в случае распространения сведений, порочащих их деловую репутацию имеют право на опровержение этих сведений. Данное опровержение возможно как в судебном, так и внесудебном порядке. Для этого рекомендуем обратиться к помощи бизнес-адвоката Матюшина М.И.

Процедура обращения за судебной защитой или иной реализацией своего права на защиту деловой репутации организации ничем не отличается от процедуры, предусмотренной для реализации таких же прав гражданами в случаях посягательств на их честь, достоинство или деловую репутацию, если не считать, что при определенных законом условиях обратиться за судебной защитой нарушенного блага организации можно помимо суда общей юрисдикции и третейского суда также в арбитражный суд.

Так, в силу части второй статьи восьмой Закона РФ » О рекламе » юридическое лицо, которому стало известно о производстве или о распространении рекламы, содержащей сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе обратиться за защитой нарушенных прав в суд или арбитражный суд; а также вправе требовать от рекламодателя опровержения такой рекламы тем же способом, каким она была распространена, если рекламодатель не выполняет это требование в добровольном порядке.

Следует заметить, что в соответствии со статьей 28 АПК РФ, арбитражному суду подведомственны только те дела о защите деловой репутации, в которых обе стороны являются либо юридическими лицами, либо имеют статус индивидуального предпринимателя. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ однозначно указал на то, что если опубликованные сведения имеют автора, то заявленные исковые требования не подлежать рассмотрению в арбитражном суде.

Арбитражному суду неподведомственны также исковые требования юридического лица в части, касающейся защиты чести, достоинства и деловой репутации его работников.

Кроме того, дело о защите деловой репутации юридического лица арбитражному суда неподведомственно, если оно возникло из отношений, не относящихся к экономической деятельности.

Помимо права опровержения юридическим лицам представлено также право возместить убытки, возникшие вследствие распространения порочащих деловую репутацию сведений.

Следует иметь в виду, что к требованиям о возмещении убытков (в отличие от требований о защите деловой репутации) применяет общий срок исковой давности, установленный статьей 196 ГК РФ – три года.

Убытки возмещаются распространителем порочащих сведений лишь при наличии его вины. Вина причинителя вреда в форме неосторожности (непринятие мер по проверке распространенных сведений) презюмируется.

В таких случаях суд выясняет, находятся ли наступившие убытки в причинной связи с действиями ответчика и какова величина этих убытков. Бремя доказывания указанных фактов возлагается на истца.

Защита деловой репутации организации осуществляется также и в административном порядке. Так, в случае установления факта нарушения законодательства РФ о рекламе нарушитель по решению федерального антимонопольного органа обязан осуществить контррекламу в срок, установленный этим органом, в полном объеме за свой счет с помощью того же средства распространения, с использованием тех же характеристик продолжительности, пространства, места и порядка, что и опровергаемая ненадлежащая реклама. Применение данного способа защиты не лишает заинтересованное юридическое лицо права в общем порядке предъявить в суд иск о защите своей деловой репутации, если предыдущих мер оказалось недостаточно.

Защищая свое нарушенное право в судебном порядке, организация обязана доказать факт распространения о ней ложных сведений, факт причинения убытков и размер таковых. Бремя доказывания остальных обстоятельств полностью ложится на ответчика.

Проверки показали, что ни один факт коррупции, в заявлениях на имя начальства полицейского, не подтвердился. И когда проверки завершились, переживший неприятные моменты правоохранитель пошел в суд, чтобы защищать свое честное имя. И несложному, на первый взгляд, делу пришлось дойти до высокой судебной инстанции. Верховный суд пересмотрел итоги этого гражданского дела и разъяснил, когда такие заявления-кляузы считаются порочащими честное имя, а когда — гражданским правом любого россиянина и борьбой с коррупцией.

Итак, истец, руководитель районной полиции, принес в суд иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Полицейский просил суд признать не соответствующими действительности сведения, которые распространил заявитель в своих письмах. И еще просил обязать ответчика написать опровержение cвоим начальникам и представителям Следственного комитета, которые разбирались с жалобами.

Райсуд полицейскому отказал. Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда это решение отменила и приняла другое. Апелляция признала не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию сведения, которые заявитель приводил в своих письмах. Проигравший полицейский пожаловался в Верховный суд.

Истец обязан доказать факт распространения порочащих сведений. Ответчик — что сведения — правда

Первое и второе заявление бдительный гражданин отправил начальнику областной полиции с разницей в несколько дней. В заявлениях приводился длинный список преступлений начальника местной полиции — он и назначает подчиненных на хорошие места за деньги, и данью всех подчиненных обкладывает, и отбирает «удобных» сотрудников на хорошие должности, а плюс к этому еще и участки земли в округе ворует. В общем, заявитель проявил удивительную осведомленность о тайной жизни местной полиции. Жалобы проверяла Служба собственной безопасности областного главка МВД. Факты не нашли подтверждения.

Райсуд, отказывая полицейскому написал, что тот «не представил доказательств, что ответчик хотел причинить ему вред, то есть злоупотребил правом». Областной же суд, отменив отказ, напротив, пришел к выводу, что отправленные ответчиком заявления содержали «негативную, умаляющую честь, достоинство и деловую репутацию истца информацию». И эта информация «не свидетельствовала о намерении истца исполнить свой гражданский долг». Письма были направлены «исключительно с намерением причинить вред другому лицу». То есть гражданин злоупотребил правом.

Вот как выглядит этот спор глазами Верховного суда РФ. Суд напомнил про 152-ю статью Гражданского кодекса, в которой сказано, что человек может требовать опровержение порочащих его сведений, если их распространитель не докажет, что они соответствуют действительности. Потом Верховный суд указал на свой пленум, на котором говорилось об исках о защите чести и достоинства (N3 от 24 февраля 2005 года). На пленуме было сказано следующее — обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: факт распространения сведений ответчиком и порочащий характер этих сведении и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из этих обстоятельств иск судом не может быть удовлетворен. Не соответствующими действительности названы сведения о фактах и событиях, которые не имели место в реальности. Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом законодательства, совершение нечестного поступка, неправильное, неэтичное поведение в личной, общественной или политической жизни, недобросовестность в бизнесе и прочее. На пленуме напомнили — обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать лишь факт распространения информации человеком, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений.

Но есть и другая «сторона медали». В соответствии с Конвенцией о защите прав человека и нашей Конституцией, гарантирующей свободу слова, позицией Европейского суда по правам человека, при рассмотрении дел о защите чести и достоинства, судам следует различать две вещи. Это утверждение о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения или убеждения, которые не являются предметом судебной защиты по 152-й статье Гражданского кодекса. Суждения, будучи «выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на соответствие действительности».

В нашем случае, сказал Верховный суд, местному суду надо было установить, были ли высказывания автора писем оценочным суждением, мнением или убеждением автора. На истце лежала обязанность доказать факт распространения сведений и их порочащий характер. А на ответчике — соответствие действительности этих фактов.

Верховный суд процитировал свой пленум о защите чести и достоинства. Там было сказано, что если гражданин обращается в органы с заявлением и приводит какие-то сведения о готовящемся или предполагаемом преступлении, но они не подтверждаются, то написание заявления само по себе не может стать основанием для привлечения его автора «к гражданско-правовой ответственности по 152-й статье ГК». В таком случае речь идет о «реализации гражданином права на обращение в органы, которые по закону обязаны проверять поступившую к ним информацию». Требования о защите чести и достоинства могут быть удовлетворены лишь в одном случае — если суд установит, что заявление в органы не имело под собой никаких оснований и было продиктовано не намерением исполнить гражданский долг, а исключительно намерением причинить вред другому человеку, то есть было злоупотребление правом.

В нашем случае краевой суд , согласившись с иском, «не привел мотивов, по которым он пришел к такому выводу, не сослался на доказательства, имеющиеся в деле, не дал оценки доводам жалобщика о том, что он писал для проверки профессионализма полицейского и не носили умысла причинения ему вреда». По мнению Верховного суда, дело апелляция должна пересмотреть.

Каждый человек, являющийся гражданином России, имеет право на защиту чести и своего доброго имени. Эти слова прописаны буквой закона в Конституции РФ и, потому свято и безоговорочно исполняются правоохранительными, надзорными и судебными органами страны и учитываются в федеральных законах и подзаконных актах. Однако, на практике защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина становится более сложным процессом, чем высокопарные сентенции основного закона РФ.

Деловая репутация физического лица — это совокупность личностных и профессиональных характеристик человека, сложившееся мнение о субъекте гражданско-правовых отношений. Согласно ст.152 ГК РФ наряду с деловой репутацией закон защищает также честь и достоинство своих граждан. Под честью следует понимать набор моральных, нравственных и духовных качеств человека, а под достоинством — осознанное человеком восприятие своей собственной ценности. Посягательство на любое из вышеуказанных нематериальных прав строго карается законом.

Как определяется причинение вреда чести и достоинству?

Нарушение права гражданина на честь, достоинство и деловую репутацию имеет место в том случае, если задета достоверность данных сведений. Распространение неким лицом разнообразными способами порочащей вас информации служит достаточным основанием для вашего обращения к судебной системе с последующим восстановлением утраченного права.

Согласно ст.152 ГК РФ в рамках гражданского процесса по данному разбирательству бремя доказывания того, что распространенная информация является достоверной, целиком и полностью будет лежать на том субъекте, который ее осознанно запустил в свободный доступ. Гражданину, чья деловая репутация была задета, не требуется доказывать недостоверность разглашенных сведений.

Как восстановить деловую репутацию?

Среди способов защиты чести, достоинства и деловой репутации в гражданском праве применяются следующие методы:

  • опровержение изложенной информации;
  • взыскание с надлежащего ответчика компенсации того морального вреда, который был причинен гражданину.

Опровержение недостоверных сведений возможно в нескольких формах в зависимости от того способа, которым была распространена порочащая информация. Однако, вне зависимости от способа опровержение должно быть осуществлено публично. В частности, распространение информации в СМИ подлежат опровержению в тех же источниках с указанием отзыва того лица, чьи права были нарушены. В сети Интернет недостоверная информация подлежит блокировке и удалению со всех имеющихся источниках. Документация, содержащая ложные сведения, подлежит отзыву и изъятию из документооборота организации или структурного подразделения.

Как оценить деловую репутацию физического лица?

Обращаясь с грамотно составленным исковым заявлением в мировой суд с требованием о взыскании компенсации морального вреда нужно быть готовым к тому, что именно вам придется доказывать ваши страдания и обосновывать требуемый размер компенсации. Законодательством не установлены ни исковая давность, ни максимальный размер взыскиваемой компенсации в отношении посягательства на честь и достоинство. Взыскивается компенсация всегда в денежной форме.

Среди главных критериев морального вреда ст. 1101 ГК РФ указывает:

  • степень вины нарушителя;
  • характер возникших физических и нравственных страданий потерпевшего;
  • справедливость и разумность;
  • индивидуальные особенности личности потерпевшего и обстоятельства причинения вреда.

Исходя из практики судов размер подлежащей взысканию компенсации, как правило, соответствует указанному в заявлении при условии его соответствия принципам разумности. Однако, необходимо будет ответить суду на ряд вопросов относительно возникших нравственных страданий, а также, по возможности, подтвердить их документально.

Уголовные и административные способы защиты утраченной деловой репутации

Помимо гражданско-правовых норм, обеспечивающих защиту деловой репутации гражданина, также возможно обращение в данной ситуации к УК РФ и КоАП РФ.

Нарушение чести и достоинства в праве уголовном называется клеветой и регулируется ст.128.1 УК РФ. В качестве наказания за подобное преступление суды используют применение штрафов и обязательных работ в отношении осужденного. Удобно и то, что взыскать моральный вред и получить предписание на опровержение можно в рамках одного уголовного процесса, если указать эти требования при подачи заявления в суд. И даже, несмотря на кажущуюся незначительность наказания, не следует забывать, что злостное уклонение от исполнения наказания может привести осужденного к его пересмотру на реальный срок лишения свободы. Оскорбление в рамках административного судопроизводства регулируется ст. 5.61 КоАП РФ и карается несущественным штрафом.

Правомочие пользования деловой репутацией дает возможность гражданину защитить свою честь и достоинство от неправомерного покушения на свое доброе имя, оградить свою личность от клеветы и оскорбления и привлечь виновного к ответственности со всей строгостью действующего законодательства.

Пропуск на время карантина Оплата и оформление больничного на время карантина
Статья 6.3 КоАП Статья за нарушение режима самоизоляции

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *